Дом сумасшедшего

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дом сумасшедшегоПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


четверг, 20 сентября 2018 г.
Тест: "Я берегу.." Ночное Небо... llEvenll 04:16:22
­Тест: "Я берегу.."
Ночное Небо.~


"Не мог я подумать, что при вампирской жизни полюблю человека.У меня было твёрдое решиние, когда стал вампиром, не буду никого любить, но похоже, судьба решила всё за меня.Мне нравится рядом с ней находится, хоть по выражению лицу это и не видно.Каждый день у меня всегда в голове крутится одна и та же фраза "Как там с ней?Не поймали ли её вампиры?" и такое переживание нарастает.Но знаете, что в ней привлекло моё внимание?Её доброта и доброжелательность,­ это было удивительно.Даже не смотря на то, какова на данный момент ситуация в этом чёрном мире, та была добра и мила со всеми, даже к вампирам, которые готовы испить её крови с радостью.В этом и вся суть моих переживаний, то, что каждый день все используют доброту всё также нагло и подло, а та словно не видит, это хоть и мило, но наивно, очень даже.У меня горит желание, что в один прекрасный день, у меня получится освободить эту особу от лап этих людей и никто не сможет воспользоваться добротой сердца, которая хлещет ключом, но также..Я хочу сказать то, что нам нравится сидеть вместе под ночным небом, ведь, в это время у нас такое ощущение, словно мир остановился на месте и только мы одни в этом мире.В тот момент в моей голове прошла та самая мысль, что без моей "сестренки" мне будет крайне одиноко и больно в сердце, поэтому, я пытаюсь защитить её от опасностей и просить Юи-тян, чтобы тот следил за ней и отмечал, как прошёл у той день, чтобы моё сердце более-менее было спокойно по состоянию моей любимой.."
©Микаэла Хакуя.
­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-606.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: `Test` school memories... llEvenll 04:15:08
­Тест: `Test` school memories [Prince of Stride: Alternative ]
Хасэкура Хиз


­­
#np - radwimps - september-san


Ты осмотрела своё отражение в небольшом зеркале и вздохнула. Да кто в здравом уме вообще согласиться на такое?! Ах да, ты сама. Честь класса, командная работа и всё такое. Совесть, короче говоря, взбунтовалась и заставила тебя принять отчаянно неправильное решение.
Выйдя в коридор, ты встретилась со взглядом таких же усталых глаз. Несмотря на то, что их обладатель выглядел словно сошедшая со страниц журнала модель, чуть нахмуренные брови и ироничная улыбка выдавали его истинное настроение.
- Выглядишь слегка потрёпанной, (…), - парень отлепился от подоконника и подошёл ближе, протягивая тебя стакан холодной воды.
- А ты вот сверкаешь, Хасэкура, - недовольно буркнула ты, приняв презент тут же выпив его залпом. – Знал бы ты, как я устала.
Ты буквально врезалась лбом в плечо парня, наглядно демонстрируя ему упадок сил.
- Верю, - большая ладонь нежно гладила тебя по голове. – Осталось совсем немного. Ты молодец.
От его слов веяло таким спокойствием и уверенностью, что, вопреки своему пессимизму, ты даже немного воспряла духом.
- Спасибо тебе, Хиз.
...Когда назвали твоё имя ты не нервничала, и даже когда тебе вручили ленту и корону как-то тоже было спокойно. Да что там, ты даже приветственную речь произнесла без запинок, но когда дело пришло к кульминации, ты растеряла всю свою храбрость. Танец, который должен был завершить всю эту неразбериху с конкурсом «Мисс старшая Хонан», сейчас казался таким сложным, что ты не могла сдвинуться с места. Окружающий мир слился в одно полотно ярких красок. Ты отчаянно вертела головой со стороны в сторону, но всё равно не могла разобрать, что происходит.
- А ну-ка соберись, - сильные ладони сжали твои плечи и легонько встряхнули. – Кто отступает в такой момент?
- Хииииз, я правда не могу, - ты чуть не плакала, слова давались с огромным трудом. – Я не готова.
- Последний шаг всегда самый сложный. Но ты сильная, ты можешь его сделать. Я знаю, потому что верю в тебя.
Ты подняла глаза и встретилась с абсолютно серьёзным взглядом Хасэкуры. И несмотря на это он всё же улыбался самой доброй улыбкой. Парень коснулся губами твоего лба и сжал тебя в лёгких объятиях.
- Вперёд, моя героиня.
Ты выдохнула, кивнула и сделала первый шаг. А потом ещё несколько, и ещё... На душе стало легко.

Свой отзыв можно оставить здесь: http://merygoround.­beon.ru/0-7-some-cur­ious-stuff.zhtml

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-600.html
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 17 сентября 2018 г.
Тест: Сегодня солнечно [Сборный] takao-kun Пройти тест: llEvenll 12:28:49
­Тест: Сегодня солнечно [Сборный]
takao-kun


­­
­­
­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-597.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Сегодня солнечно [Сборный] kuroo-kun Пройти тест: llEvenll 12:27:57
­Тест: Сегодня солнечно [Сборный]
kuroo-kun


­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-597.html
Прoкoммeнтировaть
вторник, 11 сентября 2018 г.
Тест: Особенная [сборник] Токийский гуль Simon Curtis - Diablo. Тоука... llEvenll 16:11:40
­Тест: Особенная [сборник]
Токийский гуль


Simon Curtis - Diablo.


Тоука Киришима: впервые вы встретились с ней в мастерской Уты, куда она пришла вместе с Канеки, чтобы выбрать ему маску. Ещё тогда, увидев перед собой эффектную девушку, которая гордой походкой, виляя бёдрами, вышла из-за ширмы с широкой улыбкой после удачной попытки напугать Канеки и развела в стороны руки, торжественно аплодируя себе и в шутку расхваливая своё мастерство, Тоука сразу же распознала в тебе самовлюблённую личность, любящую купаться во внимании, что тут же привело её в раздражение. На твои эксцентричные выходки она хмуро закатывала глаза, стараясь воздержаться от скаберзных комментариев, но когда ты подошла к Канеки, прижав его к себе, как свою собственность, внутри неё зашевелилось что-то неприятное и она поневоле направила на тебя возмущённо-укоризне­нный взгляд. А ты тогда, позабавившись с реакции девушки, решила ещё немного поиздеваться над ней; прижав к своей груди краснеющего парня, ты потрёпала рукой его по голове и, смотря прямо в глаза девушки, с нахальной улыбкой задала напрямую вопрос, который выбил её из колеи: "Какой у тебя гро-о-озный взгляд. Ревнуешь своего парня, да?". Тоуку словно молния ударила и она во избежании открытого конфликта просто надула щёки, сквозь зубы сказав, что ей безразличен этот "задохлик".
- (Твоё имя), усмири немного свой пыл, а то из-за тебя мальчишка потеряет раньше времени невинность, - шутливо заметил невозмутимым тоном Ута, склоняя тебя сбавить обороты, от которых Канеки, задыхаясь от невообразимого смущения, чуть ли не потерял сознание.
- Ха-ха, ну тогда я сделаю доброе дело для этого малыша! - потрепав пальцами обе щеки юноши, как маленькому ребёнку, сказала непринуждённо ты. - Он наверняка мечтает о девушке. Но вот так ирония; хотел пойти на свидание с Ризе-чан, а она восприняла это как поход в кафе, а тебя за еду, ха-ха-ха. Печальная у тебя судьба, Канеки Кен, - наигранно прискорбно выдохнула ты, прокручивая на пальце прядь его волос. - Но раз уж тебе уже нечего терять, то можешь спокойно пойти на свидание со мной - я уж точно не укушу такую щепку, хе-хе, - издевательски прошептала ты ему на ушко, обжигая его кожу горячим дыханием, отчего юноша молниеносно выбрался из твоей хватки, понимая, что в твоём обществе он вот-вот провалится сквозь землю от стыда.
- В тюрьму захотела? Он ведь ещё несовершеннолетний.­ Обрати лучше на меня внимания, свидание со мной не подарит тебе уголовной ответственности, - спокойно предложил Ута, словно это было нечто повседневное.
- Эх, куда делась моя молодость? Теперь только и водиться со стариками вроде тебя, - театрально вздохнула твоя персона, не желающая расставаться с таким приятным увесилением, как Канеки.
Тоука тогда взблагодарила масочника за то, что он хоть как-то успокоил твою буйную натуру, которая так и тянула свои загребущие ручонки к такому интересному экземпляру, как Кен. Тогда она гораздо быстрее вывела его из студии, схватив за руку и до боли сжав её, по пути чертыхаясь и проклиная твою персону, приписывая тебе как настоящие недостатки, так и выдуманные и преувеличенные со своих уст. Канеки, впервые видя Киришиму такой возбуждённой, попытался успокоить её, мягко и осторожно сказав, что ты довольно милая, не считая твоей активности и некоторой вульгарности в поведении, какая присуща той же Итори. Он несколько раз пожалел о сказанных мыслях вслух, ведь Тоука, уверенная, что юноша поддерживал её мнение, пришла в ещё больший гнев, когда Кен глубоко разочаровал её словами, получив за это от неё мощный пинок в спину. Уже шагая в одиночестве с хмурым лицом, будто над ней нависли грозовые тучи, она со злобой думала про себя: "Все они одинаковые! Стоит перед ними появиться легкомысленной девице с такой фигурой, как они тут же теряют голову, не замечая, какую отвратительную личность они из себя представляют!". Во многом на её недружелюбное отношение к тебе повлияла и банальная женская ревность, которую она даже не успела осознать, но если остальной персонал "Антейку", который вполне лояльно относился к тебе, задавали ей вопрос о том, почему она так враждебно настроена к тебе, Киришима без промедлений перечисляла все твои недостатки, которые выводят её из себя. Ты же, разгадав все её слабые места, сочла девушку лёгкой добычей для удовлетворения своих садистских потребностей. Со временем её реакции на тебя стали скучными и обыденными, от чего ты почти утратила всякий интерес к девушке. К её счастью, ты стала всё меньше задевать её и любопытствовать по поводу её жизни у Канеки. Однако, когда ты как-то услышала в её разговоре с Кеном имя довольно близкого тебе человека, ты новострила уши и снова прониклась к ней глубоким любопытством. Выяснив, где работает девушка, ты как-то заглянула вечером в "Антейку" и, вальяжно усевшись на стул, несмотря на то, что персонал собирался закрывать кафе, сделала свой заказ, ожидая увидеть того самого человека. Однако на твой вышла Тоука, которая со скрипом в зубах обвинила свою судьбу. Тем не менее, поправив наряд официантки, она подошла к тебе и с натянутой вежливостью сказала:
- Извините, но мы уже закрываемся.
- Ой, правда? А я и не заметила, как быстро пролетело время, пока я сюда шла, - невинно отозвалась ты, растянув губы в мягкой улыбке, отчего Киришима незаметно закатила глаза. - Тоука-чан, но ты ведь сделаешь мне скидку, как своей старой подруге? Я хотела бы сделать всего лишь один заказ, - ты захлопала пушистыми ресницами, пытаясь смягчить пыл девушки.
Тоука скривилась от того, как ты назвала её своей подругой, но, поняв, что ей так просто от тебя не избавиться, она выдохнула и вынужденно спросила:
- Что закажете?
- Мне, пожалуйста, в-о-о-он того высокого мужчину с бородкой, - указала ты взглядом на пепельноволосого гуля, переговаривающегося­ о чём-то с шефом. - Можно он обслужит меня? - в очередной раз невинно поинтересовалась твоя персона, состроив ангельское личико Тоуке.
Киришима цокнула про себя, раздражаясь твоим странным выходкам, но, в глубине души радуясь, что ты оставишь её в покое, она направилась к Йомо, передав тому через спину, что одна "вульгарная дамочка" запала на него и желает, чтобы он обслужил её. Ренджи тогда с недоумением повёл бровью, но без каких-либо слов и колебаний отправился к единственному посетителю. Спустя несколько часов, закончив делать домашнее задание, Тоука снова спустилась в кафе, желая попросить Йомо потренироваться с ней и Канеки. Какого же было её удивление, когда она заметила, как всегда сдержанный и невозмутимый мужчина растерянно болтает с твоей персоной, которая звонко смеялась в его компании, болтая о чём-то своём. Пожалуй, с того дня её неприязнь к твоей личности превратилась в откровенную ненависть. Её до ужаса раздражает тот факт, что твою плохую сторону видит только она, когда как другие снисходительно реагируют на твоё поведение, иногда даже посмеиваясь вместе с тобой над твоими шутками. А теперь ещё и Йомо, из-за которого ты стала всё чаще наведываться в "Антейку", погружая его в длительный и беззаботный разговор. "Да кто она такая?!" - со скрежетом в зубах произносит про себя Тоука, постепенно теряя терпение от этой ситуации. Однако, как бы серьёзно она не играла в детектива, ей не удалось раздобыть о тебе нужную информацию - ты так и осталась для неё загадкой. Ты хоть и замечаешь напряжённый взгляд Киришимы, но реагируешь на него со снисходительной улыбкой, уже не получая прежнего удовольствия от её бурной реакции. Кроме того, зная с уст Йомо о родственной связи с этой девушкой, ради него ты решишь больше не докучать девушке. И со временем синеволосая тоже успокоится на твой счёт, однако, стоя за буфетом, она по-прежнему будет сверлить вас с Ренджи, болтающих у одного из столиков, недоверчивым взглядом, втайне рассчитывая когда-нибудь узнать, кем вы приходитесь друг другу.

Нишики Нишио: пожалуй, он единственный из персонала "Антейку", кто поддерживает мнение Тоуки, что ты представляешь из себя будущего врага. А всё потому, что он сам стал жертвой твоих коварных шуток. Впрочем, даже такой сообразительный гуль, как он, ни за что бы не догадался о твоей истинной сущности, если бы ты сама не пожелала раскрыть себя. Ведь в первый день знакомства ты предстала перед ним скромной и неуклюжей студенткой-первокур­сницей, которая не знала, где находится её университет. Тогда ты торопливо бежала вперёд с опущенной головой, не разбирая дороги, и врезалась в грудь молодого человека, который, ухватив тебя за плечи, не позволил тебе упасть наземь. Ты подняла голову и, густо краснея, сердечно поблагодарила его за помощь, в целом создав себе ауру потерянной и крайне застенчивой девушки, отчаянно нуждающейся в опоре и поддержке. Нишики, несмотря на своё занятое сердце, поддался твоим чарам, на несколько минут задержав взгляд на твоём лице. "Нерасторопная дурочка, создающая, по всей видимости, сплошные проблемы. Но довольно миловидная. И... когда это птенцы-первокурсниц­ы стали обладать таким бюстом?", - заглядевшись на выпирающую из рубашки грудь, которая была едва прикрыта неряшливо застёгнутыми пуговицами, озадаченно подумал Нишики, почувствова лёгкое возбуждение от твоего откровенного вида.
- Так Вы мне поможете? - умоляюще спросила ты, невинно хлопая глазками, пытаясь растопить лёд в сердце Нишио, который ещё колебался в решении проводить тебя до университета.
- Ладно, так и быть, - несмотря на то, что Нишики посчитал это дело "геморройным", он с удручённым видом дал своё согласие. - А то ещё заблудишься и в первый же учебный день будешь отчислена. Сам когда-то был первокурсником.
- О, Вы такой добрый! Большое спасибо, Нишики-сан! - восторженно, словно ребёнок, ты пылко поблагодарила парня, кинувшись к нему в объятия, чуть ли не повиснув на его шее. Нишики воздержался от ответных прижиманий, однако не сумел скрыть пунцовые пятна на коже. А следом последовал и звонкий поцелуй в щёку, от которого гуль опешил.
- Нишики...? - Кими, желающая встретить своего парня после учёбы, приросла к земле при виде данной сцены.
- Чёрт, Кими, это не то, что ты думаешь! - поспешил оправдаться Нишио и, вырвавшись из твоих цепких рук, направился к девушке, пытаясь приобнять её.
Но Кими, у которой в глазах застыл тот поцелуй, не слышала того, что говорит ей парень. В горле пересохло, на глаза выступили слёзы, а в сердце что-то мучительно лопнуло.
- П-прости, что помешала... - напоследок бросила она с пустым взглядом и дрожащим голосом. Не выдержав обрушившейся на неё правды, она скинула с себя руки Нишио и, прикрыв заплаканное, опухшее лицо, помчалась прочь.
- Кими, постой! - крикнул кареглазый, надрывая голос, но девушка продолжала бежать, даже не обернувшись на него. - Чёрт! - рявкнул он, в гневе махнув кулаком по воздуху и пнув ногой ближайший камень с такой силой, что поднялась пыль.
Ты состроила виноватое лицо и, нерешительно подойдя ближе к шатену, осторожно промямлила:
- П-простите меня, пожалуйста. Я всего лишь хотела Вас поблагодарить... Какой же я ужасный человек! От меня одни неприятности! - горько простонала ты, задрав голову и по-детски завывая, будто норовясь вот-вот пуститься в слёзы.
- Эй, только ты ещё не начинай, - нервно оборвал тебя Нишио, не желая видеть ещё одни женские рыдания. Он хотел было ринуться за своей девушкой, но, увидев твою реакцию, в нём взыграла совесть. В конце концов он сам согласился помочь тебе и было бы грубо с его стороны оставлять тебя одну. Отрепетировав в голове будущую речь с извинениями и оправданиями перед Кими, он немного успокоился и настроил себя на более лучшие мысли. - Ты не виновата, это Кими не так всё поняла. В любом случае, мы с ней потом разберёмся, а сейчас я отведу тебя в твой университет.
- Хорошо. Ещё раз спасибо, Нишики-сан! - вытерев рукавом рубашки перламутровую влагу, сказала с цветущей улыбкой ты, последовав за парнем, который уже безразлично реагировал на твою любезность, будучи углублённым в собственные переживания из-за ссоры с Нишино.
Всю дорогу вы шли молча; Нишики, несмотря на спокойный вид, готов был рвать и метать от нетерпения увидеть Кими, а ты, видя его напряжённые черты лица, не решалась тревожить его покой. Когда вы дошли до места назначения, он повернулся к тебе лицом и, чуть смягчившись, сказал с безмятежной ухмылкой:
- Ну вот мы и пришли, первокурсница. Дорогу-то в кабинет найдёшь или совсем беспомощна?
- Найду, Нишики-сан, не беспокойтесь! - радостно улыбнулась ты. Убедившись в твоих словах, он на прощание махнул тебе рукой и, повернувшись спиной, побрёл в сторону своего дома, пропустив, как невинная гримаса слезла с твоего лица и на её месте появилась ехидная усмешка. - А Вы дойдёте ли сами до дома, Нишики-сан?
- Чего? - не поняв содержимое твоей фразы, озадаченно вопросил шатен, обернувшись к тебе лицом. Но то место, на котором доселе стояла твоя персона, уже пустовало. Пожав плечами, парень зашагал дальше, думая про себя о том, что ты вдобавок ещё и странная.
В тот день, когда он отошёл чуть подальше от университета, на него напали гули из другого района. Как выяснил позже Нишики, залатывая дома раны, ты оказалась с ними в сговоре. Находясь со всем 14-м районом, в котором ты обитаешь, в дружественных отношениях, ты от скуки решила помочь местным гулям, которые попросили тебя заманить в какое-нибудь место Нишио, чтобы свести с ним личные счёты. Тебе, одержимой зрелищами, не составило труда выследить парня и буквально скормить его другим гулям. Кими, узнавшая об этой трагедии, ринулась в дом Нишио, тут же извинившись перед ним и позаботясь о его ранах. Сам же парень с того дня возненавидел тебя и поклялся отомстить за то, что ты натворила. Однако удобного момента так и не нашлось; либо Кими, обеспокоенная здоровьем Нишики, останавливала его, либо он всё никак не мог наткнуться на тебя, ведь ты как сквозь землю провалилась после этого инцидента и ни один гуль не предоставлял информацию о тебе. В конце концов он смирился с твоим исчезновением и решил больше не возвращаться к тому злосчастному дню, даже ни разу не обмолвившись с персоналом "Антейку" словом о тебе. Но, когда ты уже сама пришла в кафе, он готов был взвыть разъярённым медведем. Нишики бы с радостью выпустил в тебя кагуне, если бы не Ренджи, который остановил его пыл достаточно "милой" болтовнёй с твоей персоной. А ты в тот момент, решив подразнить парня, с беззаботной улыбкой сказала ему:
- О, привет, Нишики-сан! Твои раны уже зажили? Это здорово! Прости меня за тот случай, ладно? Я была молода и глупа, но сейчас я мыслю совсем по-другому и осознаю свои ошибки. Ты ведь не злишься на меня, правда?
Такой наглости он ещё никогда не видел. И это глубоко врезалось в его сердце, отравив его чёрной и беспощадной ненавистью к тебе. Каждый раз, вспоминая о том, что он едва ли не поддался соблазну, променяв Кими на тебя, его колотит дрожью. А ведь тогда, когда он довёл тебя до здания, он на минуту призадумался о том, чтобы приударить за тобой, если ему не удастся помириться с Нишино. Теперь ему даже стыдно вспоминать о том, что он позволил этим мыслям всплыть наружу, а твою личность шатен отныне мечтает увидеть только в чертогах ада.

Хинами Фуэгучи: поначалу девочка относилась настороженно к тебе ввиду того, что говорили о тебе Тоука и Нишики. Но в силу своего юного возраста, в котором процветает наивность и доверчивость, она поддалась твоим чарам, когда ты с любезной улыбкой под неодобрительный взгляд Киришимы подарила ей кулон с изображением Лузера. Девочка ещё долго прыгала от радости, хвастаясь твоим подарком перед Тоукой, которая кривилась от твоей победной ухмылки, и сердечно благодарила тебя объятиями и тёплыми словами, назвав тебя ещё одной своей сестрёнкой. Тебе польстило такое внимание со стороны девчушки, а её детская радость от твоего подарка заставила тебя упрятать поглубже свою садистскую натуру, которая желала воспользоваться расположением Фуэгучи в своих корыстных целях. Наблюдая за ней, ты не можешь настроить себя на тёмные мысли; Хинами настолько искренняя, нежная и добродушная, что поневоле свет, исходящий от неё, греет и твоё местами чёрствое сердце. Поэтому, разрушая свои мрачные планы, ты спокойно присаживаешься за стол, на расстоянии и с какой-то блажённой улыбкой наблюдая за поведением девочки, которая притягивает к себе всех своей непосредственностью­. Иногда в твоей голове возникает мысль: "А почему я не могу быть такой? Люди находят меня привлекательной только тогда, когда я меняю маски. Кто же сможет полюбить меня настоящую? Может, мне стоит измениться в лучшую сторону...?". Даже Ута, зачастую сопровождающий тебя в "Антейку", приходит в изумление, замечая твой безмятежный взгляд, в котором непривычно не горят озорные искорки.
- Что это с тобой? У тебя такой взгляд, будто ты мечтаешь о чём-то романтическом - а это совсем на тебя непохоже, - заметил как-то масочник, сидя с тобой за одним столиком. - Должно быть, они подмешали что-то в кофе, - выразил вслух свои мысли Ута, разглядывая колыхающуюся жидкость внутри твоей чашки, которую он взял у тебя из-под носа.
Ты нервно рассмеялась на его замечание, разумом понимая, что на тебя действительно странно распространяется влияние Цветочной Девы.
- Да ничего, - безразлично отмахнулась ты, пытаясь улыбнуться кончиком губ. - Просто вдруг стало скучно.
Пожалуй, Хинами стала одной из немногих личностей, на кого не распространяется твоя чёрная сущность. Ты благосклонно относишься к девочке и, пропитавшись к ней искренней симпатией, будешь водить её на прогулки и делать незначительные подарки, которые Нишики и Тоука будут принимать за желание втереться в доверие всему персоналу через добродушную девочку, чтобы потом вонзить всем нож в спину, поэтому будут уговаривать её избавиться от твоих подарков. Хинами, к твоему счастью, не будет прислушиваться к своим друзьям и со слезами на глазах будет отстаивать твою доброту, прижимая к сердцу подаренные тобой безделушки.
- Сестрёнка, ты такая красивая, когда тебя украшают цветами, - как-то восторженно произнесёт шатенка, надев тебе на макушку венок из золотых одуванчиков, точно самодельную корону. А ты, поправляя с несдержанной, к твоему изумлению, улыбкой свой новый головной убор, ощутишь, как взор предательски покрывается туманной пеленой в присутствии этой личности, которая заставляет заново рождаться весну в твоём сердце своей трогательной беспечностью.

Рёко Фуэгучи: она спокойно относится к твоему общению со своей дочерью, хотя иногда и прислушивается к словам Нишики и Тоуки, которые не очень лестно о тебе отзываются, с некой настороженностью следя за твоим поведением. Но, не видя ничего подозрительного и опасного в твоих действиях, она тут же успокаивается, твердя на пару с дочерью, что молодые люди скорее всего ошиблись на твой счёт. Если Нишио тут же плюёт на это дело, говоря Киришиме, что это бесполезно, то девушка, трепетно относясь к семье Фуэгучи, продолжает упрямо настаивать на своём. Рёко пообещала ещё подумать о словах Тоуки, но сама, хоть и находясь в смятении чувств к тебе, больше склоняется к положительному мнению. Ей важно счастье своей дочери, а учитывая, что девочка после прогулки с тобой всегда приходит восторженная и с подарками в руках, она просто не может плохо о тебе думать и уж тем более запретить Хинами общаться с тобой.
- (Твоё имя), надеюсь, ты приглядишь за моей дочерью. Я доверяю тебе, как к хорошему человеку, - как-то умиротворённо сказала Рёко, нежно погладив тебя по плечу, из-за чего у тебя вырос ком в горле; давно тебя никто не называл хорошей.
- Эмм... Конечно, Рёко-сан, можете положиться на меня! - ты шутливо отдаёшь честь, получая обеззоруживающую улыбку безупречной женщины, и чувствуешь, как сердце ухает и падает вниз.
И только твой друг, всё время наблюдающий за трогательной сценой, возвращает тебя невозмутимой колкостью на землю: "Тебя записали в няньки, (Твоё имя)? Я бы тебе даже кошку не доверил".
- Заткнись, Ута, - шипишь ты себе под нос, до сих пор ощущая на себе эфемерное прикосновение Фуэгучи-старшей, которая пробудила в тебе одними неосторожными действиями давно забытую эмпатию, стёртую пылью жестокой жизни.

Ренджи Йомо: вы были знакомы ещё с раннего возраста, когда девушка только нашла тебя в развалинах сгоревшего дома. Рыжеволосая, обнимая тебя за плечи, привела тебя к неугамонному дуэту из Уты и самого Ренджи, желая приобщить тебя к своей компании.
- Ребятки, посмотрите, кого Итори-сама нашла! - с гордостью продемонстрировала свою находку девушку, легонько потреся тебя за плечи. - Это (Твоё имя)-чан, она сиротка, потерявшая свой дом. Я решила, что она будет в нашей компании, раз ей пока некуда идти. Так что прошу любить её и жаловать, иначе Итори-сама больше не будет вам помогать. А ещё лучш: не разрушайте при ней весь район, а то она у нас пугливая девочка, - причитала строго, словно мать, рыжеволосая, крепко обнимая твою персону, тем самым демонстрируя свои серьёзные намерения по поводу своей опеки над тобой.
Ренджи тогда не обратил на тебя особого внимания. Увидев твою зажатость и отстранённый взгляд, с которым ты обводила двух незнакомцев, пока барменша продолжала без умолку болтать, он только посочувствовал тебе. "Привязанность Итори - это не шутки", - мысленно сказал сам себе Йомо, не забывая о назойливости и болтливости девушки, которая может утомить кого угодно. С тех пор, как ты появилась в их компании, в жизни мужчины ничего не изменилось; он по-прежнему старался держаться обособленно от своих друзей, занимаясь своими делами, а ты продолжала держаться рядом с Итори, как преданная собачка, которую рыжеволосая зачастую водила за собой, куда ей вздумается. От того ваши встречи с Йомо были редки, а если они и случались, то лишь по инициативе девушки, которую звал Ута для привлечения внимания мужчин, куда она брала тебя с собой, порой заставляя и тебя участвовать в этом шоу. Возмущаясь, краснея и крича на подругу, ты всё же, чтобы хоть как-то наладить контакт с друзьями Итори, надевала вместе с ней откровенные наряды, без энтузиазма и со стыдливым видом выступая перед мужчинами, которых убивал масочник, пользуясь их отвлечённостью. Ренджи, наблюдая за вами на расстоянии, снова посочувствовал тебе, определив по виду, что ты совсем не создана для этого. "Что, они тоже заставили тебя вульгарно вырядиться?", - как-то спросил он у тебя, пока ты, стоя в стороне, ожидала, когда закончится беседа Уты и Итори, празднующих новый рекорд масочника по числу жертв, нервно и с отвращением теребя края своего короткого платья, которое ты мечтала поскорее снять. Смутившись, ты отпрыгнула от мужчины, стыдясь показаться перед ним в таком виде, и натянула ткань чуть ли не до колен, неловко промолчав и поджав губы. Йомо, посчитав тебя странной, спокойно прошёл мимо, оставив тебя одну, заставив облегчённо вздохнуть и одновременно разочароваться от его быстрого ухода. Если Итори и Ута почти всегда были вместе, то Йомо предпочитал держаться подальше от них, будто они вовсе и не являлись его лучшими друзьями, о чём на перебой твердили рыжеволосая и брюнет. После той неловкой ситуации ты прониклась любопытством к ним. Начав наблюдать за его одинокими посиделками на крыше, ты всё больше подмечала, что вы в чём-то похожи, что вселило тебе симпатию к нему, о которой ты раньше никогда не задумывалась, считая, что твоё сердце занято только рыжеволосой девушкой.
- Итори-чан, а почему Ренджи-кун постоянно сидит один? - как-то невзначай поинтересовалась ты у своей подруги, начав небольшое изучение его личности.
- Не обращай на него внимания, Рен-чан любит одиночество. Он всегда такой угрюмый и вечно погруженный в свои мысли и проблемы. Но я то знаю, что ему не достаёт общения. Он хоть и говорит, что мы надоедливы, но на самом деле жить без нас не может. Правда, никак не найдёт в себе силы побороть гордость, чтобы самому прийти и сказать, что он без нас скучает, - разочарованно вздохнула Итори, бросая косые взгляды на Йомо.
Тебе тогда показалось, что у вас действительно много общего: ты тоже любишь одиночество и в свободное время размышляешь о жизни, даже ваши отчуждённые взгляды были схожи, что заметила сама Итори. "Ну же, не будь такой букой, как Рен-чан!", - часто с ноткой капризности повторяла тебе она, растягивая твои щёки так, чтобы на твоих губах образовалась вынужденная улыбка. Всерьёз заинтересовавшись мужчиной и решив, что он один из немногих, кто тебя поймёт, ты как-то поборола в себе стеснение и поднялась на крышу, на которой он обычно проводил свои дни, желая познакомиться с ним поближе. Мужчина, сидя к тебе спиной, даже не обратил внимания на твоё присутствие, хотя отчётливо слышал приближающиеся шаги по шиферу.
- Красивая ночь, не правда ли? - не зная, с чего начать разговор, выпалила ты первую попавшуюся мысль, взглянув на ночное небо, полное сверкающих звёзд.
- Угу, - коротко и безэмоционально буркнул себе под нос Ренджи, даже не взглянув на тебя.
"Такой молчаливый и отстранённый... Прямо как и говорила Итори", - подумалось тебе. Из-за его краткого ответа ты немного растерялась, не зная, как продолжить натянутый диалог, если он так безразлично на всё реагирует.
- Тебя Итори случаем не потеряет? - превав тишину, спросил он.
- Да всё в порядке. Мне ведь тоже иногда нужен отдых от неё. Она очень хорошая, но иногда... её бывает слишком много, - сделав небольшую паузу, чтобы подобрать подходящее описание для неё, сказала ты со слабой ухмылкой.
- Она действительно очень болтлива и надоедлива и, как погляжу, повсюду бегает за тобой, как курица с яйцом. Здесь хорошее место, чтобы на время спрятаться от всех, - задумчиво сказал он, обвив взглядом здание, и кивнул головой, призывая тебя сесть рядом.
Покраснев, ты нерешительно подошла к нему и села неподалёку от мужчины. Между вами снова воцарилась тишина; Ренджи молчаливо смотрел на небо, будто считая каждый небесный бриллиант, а ты, в очередной раз не зная, как продолжить разговор, задумчиво смотрела вниз, болтая ногами, которые свисали с крыши.
- Как ты оказалась в том пожаре? - спустя несколько минут напряжённого молчания поинтересовался он.
- Я не очень люблю об этом вспоминать... - честно призналась ты на одном тяжёлом выдохе. На языке появилась горечь, будто ты снова оказалась в том доме, когда со всех сторон на тебя летел пепел и искры пламени. В груди что-то сжалось, из-за чего воздух в лёгкие стал поступать тяжелее. Подавив приступ удушения одним глубоким вдохом, ты сжала руки в кулаки, пытаясь настроить себя на разговор, который помог бы тебе сблизиться с Ренджи. - Следователи... это они всё сделали... Каким-то образом оин узнали, что мы с моим другом скрывались в том доме, и сожгли его до тла. Я не могла выбраться, потому что застряла. В приступе паники я сломала себе ногу и рухнула на землю, где потеряла сознание и проснулась уже в этих руинах. Я не знала, что они сделали с ним...
При упоминании о том случае ты внезапно замолкла, услышав в своей голове пронзительный крик своего погибшего товарища. Громогласное эхо отдалось внутри болезненной вибрацией, из-за чего ты зажмурила глаза и судорожно зашала ладонями уши. Детали прошлого зажигались перед глазами и тут же потухали, словно это была навязчивая галлюцинация. Но ты понимала, что это происходило в реальности, потому что в нос резко ударил тот самый едкий запах гари, от которого ты когда-то чуть не задохнулась, а в ушах зазвенел хруст горевших веток и сломанных костей после того, как ты силой вынула ногу из щели. Ренджи, заметивший мрачную тень, накрывшую твоё лицо, сочувствующе промолчал, больше не выпутывая из тебя слова.
- Знаешь, он был для меня всем... - вдруг, найдя в себе силы, с печальной улыбкой прошептала ты, прикрыв глаза, в которых скопилась влага. - Я никому не говорила об этом, но я была привязана к нему. И я очень жалею, что тогда послушалась его и осталась в доме. Он был таким добрым, скромным и заботливым юношей, вечно приносил мне еду и старался приспособить к общению с другими гулями... А я так и не помогла найти ему брата и даже не спасла его от того следователя... Я слишком доверяла ему... и моё доверие сгубило его...
- Я понимаю тебя, - внезапно оборвал твою речь Йомо сумрачным тоном, на что ты подняла голову, удивлённо покосившись на него. - У меня тоже был человек, который был для меня всем. По своей глупости я доверил её жизнь другому, потому что считал, что она также дорога ему, как и мне. Но он не уберёг её... Я виню не только его, но и себя, потому что не был рядом с ней. Возможно, если бы я не доверился ему, я бы смог всё исправить... - мрачно закончил Ренджи.
Несмотря на то, что ни один мускул не дрогнул на его лице, ты смогла распознать глубокую печаль утраты в его глазах. Пропитавшись к нему ответным сочувствием, ты вытерла слёзы с уголков глаз и, осмелев, накрыла ладонью его ладонь. Мужчина перевёл на тебя взгляд, полный изумления и непонимания, на что ты мягко улыбнулась ему.
- У нас даже судьбы схожи. Таким, как мы, нужно держаться вместе, чтобы поддерживать друг друга. Тот юноша тоже потерял близкого человека, но я не сразу смогла понять его горе... Поэтому, если ты захочешь высказаться, ты можешь обратиться ко мне.
- Ты сейчас... похожа на Итори... - Ренджи бездумно отвёл от тебя взгляд, взглянув на ваши переплетённые пальцы.
- Благодаря Итори я научилась быть открытой и отзывчивой. Она заботится обо мне и, глядя на неё, мне тоже хочется проявить к кому-нибудь тёплые чувства. Мне кажется, тебе тоже это нужно. Я была такой же, пока в моей жизни не появились люди, которые проявили ко мне понимание. Она местами надоедливая, но действует по-особенному на людей, не правда ли? - непринуждённо спросила ты, искренне улыбнувшись ему, почувствовав, как между вами протянулась нить доверия.
Ренджи ничего не ответил, вместо этого задумавшись о чём-то своём и опустив голову. Затем, не глядя на тебя, он произнёс:
- Хикари... - бормочет себе под нос пепельноволосый, на что ты недоумённо хлопнула веками, мысленно прося повторить. - Так звали мою сестру, которая погибла от рук следователей.
- Чудесное имя, - мечтательно пробормотала ты, пробуя его на вкус. - У моего друга тоже красивое...
- Скажи, - повернувшись к тебе, с едва заметно приподнявшимися уголками уст попросил Йомо.
С тех самых пор, когда вы оба рассказали друг другу о своей жизни, вы сильно сблизились, чему удивились Итори и Ута. "А это разве наш Рен-чан? Он обычно ни с кем так мило не болтает", - с удивлением произносит девушка, замечая едва заметную улыбку на губах Ворона. В своей новой компании ты стала кем-то вроде знаменитостью, которая смогла раскрепостить Йомо. "Благодаря тебе он научил улыбаться! Ты волшебница, (Твоё имя)-чан, ха-ха!", - возбуждённо говорит Итори, искренне восхищаясь тем, как легко тебе это удаётся. Спокойно общаясь друг с другом на крыше в меланхоличной атмосфере, вы отдыхаете душой и не замечаете, как быстро бежит время. Ренджи, проникнувшись к тебе симпатией и уважением, с радостью оставался с тобой наедине, упрямо отгоняя от вас Уту, который обычно старался втиснуться в ваш круг общения, с любопытством спрашивая, о чём вы разговариваете. "Если хотите переспать, то могли бы сказать, а не скрытно уединяться от нас", - часто произносил он, когда Ворон пытался отогнать масочника в негрубой форме. В твоей компании Йомо ведёт себя не так агрессивно, старается проявлять мягкость и учтивость, однако не всегда ему это удаётся в силу его неопытности в общении с противоположным полом. Со временем, когда ты всё чаще будешь проводить с ним время, чем с Итори, он привяжется к тебе и начнёт испытывать более тёплые чувства, что он не сразу сможет осознать. Единственный раз, когда он неумело и странным образом проявит свою ревность, будет тогда, когда ты в очередной раз пойдёшь с барменшей по просьбе масочника привлекать внимание мужчин. Следуя по сценарию, ты чуть задерёшь платье, обнажив бёдра, в то время как Ута должен будет пронзить кагуне со спины возбуждённых жертв. Однако в этот раз Ренджи, заметивший эту ситуацию, спрыгнет с крыши, вопреки всем своим принципам не вмешиваться в дела Уты, и в два счёта разберётся с мужчинами, после этого обратив на тебя несколько угрюмый и осуждающий взгляд.
- Ты можешь... хм, больше не одеваться так... откровенно? У тебя... кружевные... видно... кхм, - запинаясь от смущения, которое проглядывалось лишь на его щеках, серьёзно и мрачно сказал Ренджи, продолжая сверлить тебя укоризненным взглядом, отчего ты покрылась мурашками.
- Ого, Рен-чан ревнует! - восторженно пролепетала Итори, не стесняясь сдать своего друга.
- Замолчи, Итори. Ничего ты не понимаешь, - прошипел Ренджи, ещё больше растерявшийся от прямолинейного заявления своей подруги, и поспешил поскорее скрыться с этого места.
- Так мило! Рен-чан ещё никого не ревновал! - не рассчитав силу, похлопала тебя по плечу в качестве поздравлений девушка, отчего ты пошатнулась, потирая ушибленное место, на котором остался отпечаток её ладони.
Однако, как бы вы ни тянулись к друг другу, общая робость не позволила зайти отношениям дальше. А в будущем жизнь разделила вас: Йомо стал работать в кафе, Ута создал собственную студию масок, а Итори, не желая разделяться со своей особенной подругой, взяла тебя к себе в бар, где вы жили вдвоём. Со временем, привыкнув благодаря барменше к своему новому окружению, ты начала подстраиваться под них, меняться до неузнаваемости, признавать другие приоритеты в существовании. Ваша первая встреча спустя долгую разлуку была описана выше, но с тех пор отношения изменились и со стороны Ренджи чувствовалась холодная стена, которой он пытался оттолкнуть незнакомку, в то время как ты пыталась завоевать его взаимность.
- Ты выглядишь усталым, Рен-кун, - протягиваешь ты, чертя ноготком замысловатые рисунки на своём опустевшем бокале. - Совсем загоняли на службе? Заходи почаще к нам, я помогу тебе расслабиться.
Твой кокетливый, многозначительный тон не был встречен одобрением; Йомо скривил ровную линию губ и отмахнулся:
- Всё в порядке. Ты только об этом хотела поговорить?
Ты тихо смеёшься, кокетливо играя покатыми плечами, а Ренджи невольно отшатывается, заглядывая тебе в лицо. Твоя улыбка широкая, будто щедро нарисованная детской рукой, а глаза подёрнуты пеленой, словно ты не здесь, смотришь сквозь предметы, сквозь расстояние и сквозь самого гуля, который истончается и превращается в платиновый туман. Ренджи становится зябко и муторно - так часто бывает в твоём присутствии - будто он стоит на самом краю бездны и вот-вот вступит в неё, как только тебе надоест развлекаться на манер непредсказуемого хищника. И при каждой встрече ему становится всё тяжелее хотя бы просто мимолётно заглянуть тебе в зрачки, в чьих обсидиановых волнах плескалось переменчивое, точно погода, сияние, не имеющее определённое и стойкое настроение. Йомо хочет спросить что-то глупое, что-то до такой степени наивное, что ему кажется, что ты спросишь с ироничной ухмылкой: "Что ты несёшь, Рен-кун?". Ведь ты теперь другая - больше не та робкая девушка, какая встретилась ему в юности и завоевала своё особенное гнёздышко в его грудной клетке, а хитрая интригантка, испорченная обществом.
- Твоя племянница вышла замуж, - как бы невзначай заметила ты, надавлиая ногтём на ёмкость бокала, а затем опускаешься ниже, проводя неровную дорожку, за которой следовал омерзительный скрежет; Йомо хотелось поёжиться, но по привычке он сдерживал себя. - Что насчёт тебя?
- А что насчёт меня? - недоумевал он.
- Не думал завести семью?
Йомо всматривается в тебя, словно это поможет проникнуть в твои мысли. Ты невозмутимо перебираешь волосы, легкомысленно разделяя пряди на тонкие ленты, а сам твой взгляд непроницаем и умиротворён.
- Это не для меня, - пепельноволосый качает головой, ожидая, что неприятный разговор на этом закончится, но ты не отступаешь.
- Неужели ты никогда не хотел?
Ренджи чувствует, как внутри нарастает глухое раздражение. Совсем в духе Уты и Итори, которые любят ткнуть в уязвимое место, спровоцировать на реакцию и посмотреть, что получится, как на какое-то дешёвое комичное представление.
Мужчина чувствует себя абсолютно обнажённым. У него нет слов и знаков, этих напластований культуры, чтобы раскрыть себя или наоборот - обмануть. Его молчание - толща воды. Тяжкое шевеление древнего существа, видевшего начало мира, но не умеющего рассказывать о нём. Его молчание - медленное, но неотступное движение огромных плит, слагающих земную твердь, которое вводит тебя во мрак. "Я не создан для этого", - служит ответом, как и разочарованный взгляд по тебе, и в этой фразе ты понимаешь намного больше, чем было на её поверхности. Ты не показываешь своей беззаботной улыбкой, что тебя что-то тревожит, но сама мысленно стенаешь, шкрябая до треска бокал.

Шикорае/Рио: когда ты вступила в Древо Аогири, вы пару раз пересекались с этим молодым человеком, и от каждой встречи с ним по твоему телу проходила дрожь. И далеко не потому, что тебя напугал необычный вид Шикорае, а потому, что тебя одолевало непонятное смятение чувств, странная и необузданная тяга к молодому человеку, дежавю, будто вы уже где-то виделись, и внезапные вспышки прошлого: прерывающиеся крики твоего друга и измученный взгляд перед тем, как его утащил уродливый следователь. Почему-то, глядя в его бездумные глаза, не выражающие никаких эмоций, ты находила нечто схожее со взглядом своего погибшего товарища. Каждый раз, проходя мимо него, ты провожала молодого человека длительным и задумчивым взглядом, и он, мыча, как животное, отвечал тебе тем же. Тебя одолевали странные чувства по отношению к нему: сердце бесновалось, как птица в клетке, ноги подкашивались, а во рту снова ощущалась горечь пепла. "Почему я чувствую это с ним? Да кто он такой?", - в отчаянии цепляясь пальцами в свои волосы, сжимая их до боли, спрашивала ты у самой себя, не находя ответы на вопросы. Заговорить с ним ты тоже не решалась; стоило тебе только подойти близко к нему, как в ушах начинал звенеть тот голос, словно раскалывая голову надвое, и тебе пришлось убегать прочь, чтобы выйти из этой агонии. Шикорае же после того инцидента начал постоянно задерживать на тебе взгляд: обычно его пустые глаза выражали живую заинтересованность.­ Но он, как и ты, предпочитал держаться на расстоянии, словно между вами возвелась огромная стена. Каждый из вас прижимался спиной к её тверди, медленно скатываясь и обречённо думая: "Кажется, здесь есть что-то знакомое...".
Позже, когда вам дали совместную миссию на Русиме, ты на время забыла о своих непонятных чувствах к этому молодому человеку и сражалась с ним бок о бок со следователями. Успешно закончив своё дело, ты подошла к краю обрыва, наблюдая издалека за возгоревшимся зданием. Не обращая внимания на Шикорае, ты горько усмехнулась про себя:
- Навевает старые воспоминания... Причём не самые лучшие.
Но Шико, услышавший тебя, внезапно оживился и, подойдя ближе к тебе, вопросительно склонил голову набок, как филин. Без слов поняв его любопытство, ты сказала:
- Мой домик на дереве тоже сожгли. Я жила в нём с другом. Там была очень уютно и...
Не успела ты договорить, как тебя резко и грубо повалили на землю. Шикорае навис над тобой, крепко держа твои кисти в своих ладонях, чтобы ты не смогла вырваться. Тебя поразил дикий и животный ужас. Ёрзая под ним, ты яростно кричала на него и приказывала тебя отпустить, но на твои протесты он, неестественно расширив глаза, медленно протянул:
- (Твоё имяяя)... Ты (Твоё имяяя)... Ооо! Шико-чан нашёл (Твоё имя)!
- Рио...?
Ты вздрогнула и открыла в изумлении рот, одними губами прошептав его настоящее имя. Бессвязные крики того юноши, которые ты слышала и не слышала на грани сознания, те неясные догадки, постоянное ощущение чего-то знакомого - всё слилось в единое стройное. Петля за петлёй развернулись перед тобой все события и мысли, которые ты боялась претворить в жизнь. Где-то внутри сквозь тебя прорывался радостный крик, который тут же затмивал голос разума. Тот, кого ты похоронила много лет назад, виня себя в его смерти, теперь находится рядом с тобой. Но он уже не тот, каким ты его помнишь: нынешний Рио сошёл с ума. Поэтому твои нервы болезненно затрепетали, мрачное чувства смятения овладело тобой, потому что ты не знала, рыдать тебе или радоваться тому, что он оказался жив. Жизнь ли это, если он впал в безумие, которое окутало его в свои крепкие сети? Но то, что он вспомнил тебя, вопреки своему пустому взгляду и едва работающему мозгу, дало импульс твоим надеждам на его спасение. Отбросив весь животный ужас, ты поднялась на ноги, со слезами на глазах прижав к себе юношу, судорожно шепча его имя. Рио оставался неподвижным, что-то невнятно бормотал, бегло рассматривая всё своим безумным взглядом. Будто его мозг снова отключился, сделав его ничего несоображающим овощем. Увидев очередную пелену в его глазах, на которой оборвались все воспоминания, ты сильнее зарыдала, с ненавистью повторяя про себя: "Что же эти {censored} сделали с тобой?". Ты сжала до боли кулаки, пока из ладони не брызнула алая влага, и поклялась себе и Рио, что обязательно отомстишь следователю, который сотворил это с ним. Шикорае, не вкладывая в свои действия чувства и понимание, безмолвно кивнул головой, снова глядя в пустоту. После смерти Татары, когда Древо Аогири распалось, ты повела за собой Шикорае, поселив его в организации Клоунов, в отдельной комнате, где о нём никто не узнал бы. Не желая, чтобы твои товарищи использовали его по собственному усмотрению, ты охраняла юношу, по ночам притаскивая ему еду, как когда-то он тебе, и не позволяла выходить ему из комнаты. Шикорае безразлично кивал на твои слова; одержимый лишь единственным чувством голода, он готов был вечность просидеть в закутке, если у него будет здесь мясо. О твоей тайне знала лишь твоя лучшая подруга, но во избежании подозрений с её стороны ты не назвала его настоящего имени, сказав, что Шикорае всего лишь ещё одна твоя игрушка, с которой ты хочешь позабавиться. Но однажды, вернувшись слишком поздно после охоты, ты с усталым вздохом зашла в комнату Рио, чтобы покормить его, и с ужасом обнаружила, что его там не было.
- Итори, где Шикорае?! - взревела ты, в панике подбежав к девушке, сидящей за барной стойкой, и, взяв её за лямки платья, мощно тряхнула её.
- Ну-ну, (Твоё имя)-чан, не надо так сильно трясти меня, как в аттракционе, а то мне станет плохо, - беззаботно рассмеялась на твою выходку рыжеволосая, выставив перед тобой ладони в мирном жесте. Когда ты покорно отпустила её, потребовав ещё раз ответа, она хитро улыбнулась. - Разве тебе дорог этот Шикорае? Ты ведь сама говорила, что он безмозглый идиот, а теперь бегаешь за ним, - получив от тебя испепеляющий взгляд, Итори более серьёзно и спокойно продолжила, пытаясь уладить ситуацию: - Соуте-куну понадобились союзники, которые смогли бы сделать за него одно мокрое дело. И Рома предложила взять Шикорае.
- Чего?! - обезумев, разъярённо крикнула ты, схватившись за голову. - Как она о нём узнала?!
- Шикорае сам вышел из комнаты. Выбил дверь, если быть точнее. Если уж ты решилась завести питомца, (Твоё имя)-чан, то за ним нужен тщательный уход, - издевательски пролепетала Итори.
Обеспокоенная за жизнь Рио, ты ничего не ответила на слова девушки и тут же помчалась в CCG, желая вытянуть оттуда друга. Итори же, проводив тебя заинтересованным взглядом, подумала про себя: "Я так и знала, что это тот самый Рио, иначе бы она так не волновалась за жизнь своей обычной пешки. Поздравляю, Итори-чан, ты избавилась от ещё одного ненужного человека в жизни (Твоё имя)", - с довольной улыбкой ревниво промурлыкала она себе, радуясь своей маленькой победе.
Ты ворвалась в здание CCG в то время, когда Рома, Шикорае и Фурута сражались против Куроивы и Урие. Увидев среди них раненного, едва дышащего Рио, ты кинулась в сторону друга, приподняв его тело и прижав голову молодого человека к своей груди.
- Чёрт... - выругалась ты, шипя от злости на Хойто, которая, завидев тебя, широко улыбнулась.
- О, (Твоё имя)-чан, ты пришла в самый разгар вечеринки! Шико, детка, вставай, мы должны развеселить сестрёнку (Твоё имя)-чан.
Рио, ещё не успев восстановиться, дёрнулся в попытке встать, но тут же обратно рухнул в твои руки, истекая кровью. Ты с ненавистью посмотрела на Рому.
- Мы уходим, - угрюмо сообщила ты, заставив Шикорае подняться на ноги, и, положив его руку на своё плечо, направилась к выходу.
- (Твоё имяяяя)-чааан! - закричала возмущённая до предела девушка, выпустив своё кагуне. - Ты мне очень нравишься и я не хочу причинять тебе боль. Так что вернись вместе с Шико-чаном, мы повеселимся все вместе, как семья! - но, не получив никакой реакции от тебя, она разозлилась и театрально всхлипнула. - Ух, мне не хотелось этого делать.
Обернувшись на шум, ты следом почувствовала резкую боль в области рёбер. Ослабнув от удара, ты выпустила из рук Шикорае, который рухнул на пол, направив свой изумлённый взгляд на тебя.
- Я же сказала, что вам нужно вернуться, - сказала Рома, вонзив свой орган глубже. Ты дёрнулась от боли и сплюнула скопившуюся во рту кровь, держа окровавленными руками рану. - Ещё не поздно передумать, (Твоё имя)-чан.
Во взгляде Шикорае впервые проскользнула осознанное волнение. Ты через силу подняла опущенную голову и, глядя в глаза молодому человеку, сказала ему хриплым голосом уходить прочь, следом откашлявшись и сплюнув новый сгусток вязкой влаги. Рио, обезумев от злобы, закричал так, что у каждого из присутствующих зазвенело в ушах. Осверепев, он ринулся в сторону Хойто и, сбив её с ног, выпустил своё ринкаку-кагуне, которое вонзилось в её живот. Рома, скорчившись, истошно завопила. Чем громче она кричала, тем глубже входил в рану его кагуне. Присутствующие, ошеломлённые предательством союзника гулей, с открытым ртом наблюдали за происходящем, забыв о собственной битве.
- Ши... Шико-чан, п-почему? - стонала ничего не понимающая девушка, мучительно кривясь от боли.
Освободившись от кагуне Ромы, ты, прикрывая ладонью открытую рану, побежала за Рио, увлечённо калечущего щупальцами тело девуши, схватив его за руку, и убежала вместе с ним из CCG. Размышляя о возможной погоне, ты побежала в сторону кафе "re", надеясь найти поддержку в лице сотрудников. Раненные и усталые, вы зашли в кафейню, где ты поспособствовала скорейшему восстановлению ран Шикорае, позволив тому укусить себя. Тоука и все остальные встретили вас настороженно, будто готовясь к нападению. И только один Ренджи, обеспокоенный твоим состоянием, дал тебе кусок мяса, чтобы ты пришла в себя. Поняв, что поддержки от остальных сотрудников ждать не стоит, ты, удручённо прижалась к мужчине, попросив его на некоторое время оставить Шикорае в "Козе". На вопрос Йомо о том, кто это, ты без промедлений ответила, что это тот самый Рио. Ренджи, ошеломлённый твоей находкой, без колебаний пообещал тебе приглядеть за ним. Мужчина попросил остаться и тебя здесь, пообещав приют, но ты отказалась, сославшись на другие дела. Обратив свой взор на Рио, ты облегчённо выдохнула; молодой человек сумел восстановиться и даже протянул тебе свой кусок мяса, чтобы ты тоже смогла до конца излечиться. Ты трогательно улыбнулась, вспоминая о том, как Рио ещё в детстве приносил тебе еду, обещая, что так будет всегда. Убедившись в его безопасности, ты уже собралась уходить, как тебя кто-то схватил за кисть, дёрнув на себя. С изумлением ты встретилась лицом к лицу с Шикорае, который теперь смотрел на тебя каким-то осмысленным и обеспокоенным взглядом.
- Куда уходит (Твоё имя)-чан? - спросил он и, не контролируя свои действия, до боли сжал твою руку, на что ты не обратила внимания, вместо этого сосредоточившись на его лице, которое впервые за всё время выражало человеческие эмоции.
Твой лик озарился счастливой улыбкой; теперь надежда на то, что его ещё можно хотя бы частично спасти, ещё ярче освещала тебя. Затем улыбка приобрела грустный оттенок, потому что пришло время для расставания, которое далось тебе с непосильным трудом.
- Я скоро вернусь, Рио. Обещаю, - приблизившись вплотную к молодому человеку, ты подарила ему невесомый поцелуй в лоб и скрылась за дверью, прикрывая рукавом кофты выступившие слёзы.
Шико вздрогнул, услышав своё давно забытое настоящее имя. И с того момента, начав снова что-то чувствовать, он целыми днями ждёт твоего возвращения в "Козу". Порой, глядя через окно в одну точку, он совсем не ест, боясь упустить тебя из виду. Благодаря тебе его помутневший разум начал постепенно возвращаться к рассудку, когда он стал всё больше углубляться в воспоминания о прошлом, которые раньше для него были покрыты завесой тумана. Он вспомнит о своих неопытных ухаживаниях, о смехе, который всегда царил в вашем домике на дереве, о его влюблённости в тебя и обещании самому себе жениться на своей подруге. "Шико-чан и (Твоё имя)-чан вместе... навсегдааа", - тянет меланхолично молодой человек, погружаясь в свою заново зарождающуюся симпатию.

Кими Нишино:
она до сих пор с дрожью вспоминает о том моменте, когда ты поцеловала при ней Нишики, победно ухмыляясь в ответ на её всплывшее наружу отчаяние. Её подушка ещё долгое время не просыхала от слёз даже после того, как инцидент был исчерпан, а Нишио оказался невиновным в этой ситуации. О тебе она думает, как о подлой и хитрой девушке, которая способна вонзить нож в спину каждому и пройтись по головам ради своей цели. Одна лишь мысль о твоей личности заставляет её невольно поёжиться в страхе за жизнь Нишики, особенно после того, как она узнала с его уст, что ты всё чаще начала наведываться в "Антейку". До последнего надеялась не встречаться с тобой лицом к лицу, но судьба распорядилась иначе; вы столкнулись с ней именно в тот момент, когда ты как раз выходила из кафе, в то время как Кими уже начала подходить к дверям, желая проведать Нишики. Встретившись с тобой взглядом, она побледнела, покрылась ледяными мурашками и приросла к земле, сглатывая подступавшие комки в горле, когда как ты спокойно и с некой усмешкой смотрела на испуганную девушку, будто увидевшую привидение. Решив ещё немного поплести интриги с этой парой, ты тут же сделалась дружелюбной и, подойдя ближе к Нишино, которая поневоле отступила на несколько шагов назад, промолвила тихим и жалобным голосом:
- Ты девушка Нишики-сана, верно? Ты уж прости меня за тот случай. В мои планы совершенно не входило разрушать ваши отношения. И уж тем более я не хотела вредить Нишики-сану, меня вынудили обстоятельства... Понимаешь, моей жизни угрожали. Они сказали, если я им не помогу, то они убьют меня, - дрожащими губами пролепетала ты, выдавив из себя слёзы. - Я правда не хотела этого делать, но иначе бы они меня убили! Мне очень жаль! Я уже извинилась перед Нишики-саном, но он мне не верит, не хочет прощать, а мне так больно из-за этого... Я думала, что мы сможем подружиться. Нишики-сан очень хороший парень. А ты мне веришь, Кими-сан? - в отчаянии схватив за руку девушку, спросила ты, заливаясь слезами.
Кими опешила от неожиданности и смотрела на тебя округлившимися глазами, не зная, что ей ответить. Она привыкла думать о тебе со слов Нишики как о настоящем эгоистичном чудовище, которое испытывает радость от страданий других людей. Но сейчас, когда ты навзрыд продолжала говорить ей: "Прости, прости меня!", с каждой секундой всё крепче сжимая её ладонь, образ, навеянный Нишио, никак не увязывался в её голове. Наивно проникнувшись твоими речами, Кими пропиталась к тебе состраданием и поспешила успокоить:
- Всё хорошо, (Твоё имя)-чан. Если это действительно так, то я тебя понимаю и не держу на тебя зла. Если бы ты только раньше сказала... Ты не расстраивайся из-за Нишики, у него сложный характер и он мало кому доверяет, но будь уверена, я поговорю с ним на этот счёт и постараюсь сделать так, чтобы он тоже тебя простил, - с мягкой улыбкой заверила она, накрыв твою ладонь своей.
- Ты такая хорошая, Кими-сан! - вытерев слёзы рукой, сказала ты, сложив губы цвета рассветного солнца в благодарную полуулыбку. - Нишики-сану очень повезло с тобой. Спасибо за понимание!
С тех пор, найдя ключ к доверию Кими, ты расположилась её лояльным отношением к себе. Кроме того, после того случая девушка не может найти себе покоя, желая настроить и Нишики на доверие к тебе. Парень, глубоко поражённый доверчивостью Нишино, пылко отстаивает своё мнение о тебе, из-за чего Кими заметно расстраивается. На этой почве у пары стало возникать много ссор и непонимания, за чем ты и наблюдаешь с улыбкой Чеширского кота. И, как ни странно, никакие доводы Нишики не переубеждают Кими, которая, вспоминая твои слёзы и трогательные извинения, настроена до конца своих дней защищать тебя, что даже в некоторой мере тебе польстило. "Она до ужаса глупая и наивная, но довольно милая", - такой вывод ты сделала о девушке, решив некоторое время не трогать её. В конце концов, имея не так много друзей, ты вполне спокойно можешь поговорить с ней на любые темы. В свободное время, когда у молодых людей начинается серьёзная ссора, Кими часто приглашает тебя посидеть в кафе, чтобы рассказать о наболевшем и заодно продолжить утешать твою персону, несмотря на то, что ты уже давно забыла о своих словах.

­­ ­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-552.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Особенная [сборник] Мемуары Ванитаса Metric - Eclipse (All... llEvenll 12:35:19
­Тест: Особенная [сборник]
Мемуары Ванитаса


Metric - Eclipse (All yours).


Луи де Сад: твой отец - чистокровный вампир - был хорошо знаком с семьёй де Сад, поэтому, когда тебе исполнилось около десяти, повёл тебя в их обитель, чтобы его замкнутая дочь расширила круг знакомств. Луи, весёлый мальчик с соблазнительным блеском золотистых глаз, почти сразу завоевал твоё внимание, однако ты себе в этом не признавалась. Крайне сдержанно поздоровалась с ним, в то время как он лучился вежливой улыбкой и проявлял все свои джентльменские качества, чтобы завлечь тебя в своё логово. Попытался играючи подарить поцелуй в тыльную сторону твоей ладони, но ты тут же выхватила свою конечность из чужой хватки, вызвав у него смешок - ты уже в раннем возрасте выработала в себе принцип не подпускать близко незнакомцев. Но, стоило твоему отцу покинуть детское общество, как юноша подшутил над тобой, как и над Архивистом:
- Ной, а ты знаешь, что (Твоё имя) - полукровка? - с хитром прищуром поинтересовался он у друга. - Люди держали тебя, чтобы съесть, а с учётом того, что (Твоё имя) относится к ним, тебе стоит быть поосторожней, пока она не проголодалась, ха-ха!
Смуглый мальчик стал отстаивать доброту людей, хотя после твоего хмурого взгляда начал неосознанно остерегать тебя, веря юноше. Ты же сжала кулаки, воспылав злостью от грубого упрёка: мало того, что над тобой издевались ровесники, так ещё и этот мальчишка начал. Без лишних церемоний ты подошла к нему походкой палача, схватила его за галстук и, придвинув к своему лицу его лик, прорычала ему в губы:
- А ты имеешь что-то против полукровок? Мы не виноваты, что родились не такими, как все! Ты очень низок, если смеешь смеяться над такими вещами!
Луи несколько опешил, потому что по своей озорливой натуре он любил подшучивать над другими и как максимум получал от того же Ноя игрушкой по лицу, в то время как ты уже была готова ринуться в бой. Но, несмотря на угрозу, его позабавило увиденное: ты наконец-то сняла камень с лица и проявила хоть какие-то эмоции. Брюнет примирительно поднял руки и сказал с лукавой улыбкой:
- Хорошо, больше не буду смеяться над тобой. Только не ешь меня.
Но ты, не оценив шутку, со всей силы повалила мальчишку на лопатки, оседлав его, и начала разъярённо пыхтеть. Луи удивлённо поднял брови, однако позже выражение его лица сменилось - просияло заинтересованностью­. Доселе он был готов признать, что ты занудная девица, которая только и умеет читать морали, но в твоём арсенале оказалась пара фокусов, которые впечатлили его. "А ты неплоха для полукровки", - оценивающе произнёс Луи, чем поверг тебя в предательское смущение. Но, вернув своему лицу прежнюю отстранённость, ты угрюмо сказала: "Если извинишься, я отпущу тебя". Юноша опешил, расценив твою просьбу как жестокую пытку; он ненавидел перед кем-то извиняться, но твой взгляд говорил красноречивей слов. Сквозь зубы недовольно пробубнил, не заглядывая тебе в глаза: "И... извини", почти выплюнув ненавистную фразу. Ты довольно хмыкнула, но, заглядевшись на его полусмущённое лицо, почему-то сама начала пылать ярче закатного солнца. Луи, из любопытства глянувший на тебя, интригующе повёл бровью, подмечая, что ты обладешь особой изюминкой, когда позволяешь себе краснеть.
- Как прелестно, - с иронией протянул он, скрывая благодатное удивление за завесой шутливости. - Ты умеешь смущаться.
Застигнутая врасплох, ты встала с него и поторопилась с гордо поднятой головой подальше удалиться от него. Луи ещё долго забавлялся твоей персоной, потому что ему было непривычно видеть столь серьёзного и молчаливого человека в нежном возрасте, ведь дети вокруг него всегда открыто выражали свои эмоции. Ты же походила на строгую учительницу, которую хотелось передразнивать, что, впрочем, так и было: часто изображал твою ровную походку, хмурое лицо и вечно насупленные брови, за что получал игрушкой в лицо - для приличия ты больше не распускала руки и отнимала собственность у Ноя, используя это как оружие. Луи находил тебя очаровательной в том, что ты начинаешь потихоньку открываться ему - даже твой гнев был по-своему милым. Ты же с тех пор пыталась избегать его, не понимая, почему твоё сердце так бесновалось при виде него. Временами тебе хотелось подойти к нему, схватить за шкирку этого вечно улыбающегося парня, который благодаря своим книгам понял проник в твою психологию, и спросить, что же с тобой происходит по его вине. Но гордость - прочный замок, поэтому ты оставалась на месте, предпочитая угрюмо фыркать на него.
Сблизил вас один случай: юноша заметил, что ты часто сталкиваешься с головными болями, чисто из любопытства узнал от твоего отца, что ты не питаешься какой-либо кровью. По его словам, ты не хочешь ранить свою человеческую мать, поэтому из уважения к ней никого не кусаешь и питаешься обычной едой. Однако недостаток крови сыграл с тобой злую шутку: ты часто слабела и, хватаясь за горло, ощущала помутнения в глазах. Как-то Луи проследил за тобой, когда ты в очередном приступе отделилась от Ноя и Доми, скрывшись в библиотеке де Садов, и, потирая саднящую шею, ждала спасение.
- Кто-то захотел крови? - деловито поинтересовался внук маркиза, облокотившись о дверной проём.
- Не твоё дело... - сдавленно выдавила ты, пытаясь отмахнуться от него, но уничтожающая изнутри жажда выдавала твои мучения.
- Не стоит так мучиться, - понимающе протянул Луи, присев возле тебя. - Ты можешь выпить моей крови.
На мгновение твои глаза посещает удивление, и твоя стойкость заметно рушится, когда ты замечаешь, что мальчик не шутит. Берёшь себя в руки и грубо бросаешь:
- Я не нуждаюсь в твоей помощи!
- Не будь дурой, - неожиданно серьёзно произнёс юноша, обхватив твоё лицо ладонями; ты стушевалась от подобной дерзости, а Луи, засмотревшись на тебя, вдруг лукаво улыбнулся, вспомнив о твоей слабости. - Неужели все полукровки такие глупые, раз готовы поставить свою жизнь под угрозу?
"Замолчи!", - ворчишь уязвлённо ты, почти выдахая в его губы, и под порывом прислоняешься к его шее, вонзая клыки. Луи сцепляет зубы, терпя боль, хотя со временем эта вечная спутница становится уже привычной и он находит в ней наслаждение; вы впервые сблизись, а его сердце предательски затрепетало. Ему почему-то польстила мысль, что отныне его кровь струится по твоим венам, а тебя данная мысль повергла в смутный восторг. Ты едва могла оторваться от неё, потому что кровь Луи была невероятна хороша. Он и не смел перечить тебе, будто был готов отдать всего себя на съедение, но ты сумела вовремя отстраниться от него. Красная и тяжело дышащая, ты отвернулась от него, стыдливо протирая трещины губ, в которых забилась влага. "Моя кровь хороша для полукровки, верно?", - ехидно спрашивает Луи, зная, что ответ будет положительным, поэтому ты напряжённо молчишь, ведь твои чувства всё равно сумели прочитать. Очнулась ты уже только тогда, когда почувствовала на запястье лёгкий укол.
- Кровь за кровь, - приторно шепчет брюнет, ласково слизывая с крохотных дырочек струйку крови, заставляя тебя сжать кулак.
- Я не разрешала! - чопорно отозвалась ты, свонравно поджав губы, однако где-то в глубине души ты готова была взлететь на небо от того, как аккуратно входили его клыки; сама ты с непривычки жмурила глаза и тихо млела, покрываясь красными пятнами.
- А это плата за то, что ты чуть не убила меня. Твой отец был бы в шоке, если бы узнал, что его сдержанная дочурка осушила внука Безликого, - со смешком сказал он, вынудив тебя покориться сквозь плотно сжатый от гнева рот. - Знаешь, моя сестра Вероника часто говорила, что у полукровок отвратительные вкус и запах. Но ты - исключение: ты пахнешь цветами, а кровь у тебя высшего сорта, - задумчиво сказала брюнет, прюхиваясь к твоей коже, пока ты не вырвала руку.
С того момента лёд в твоих глазах треснул, истекая талой тёплой водой в его ласковые тополино-тонкие пальцы. Стена рухнула, открывая настоящую тебя, и ты, вопреки отшлифованной выдержке, наивно шла на зов юноши. Он разрешал тебе пить свою кровь, однако зачастую предлагал её сам; ты стеснялась осведомить его о своём голоде, но красноречиво намекала своим взглядом, прикованным к жилке на его шее, на что он с напускной смиренностью говорил: "Ну, ничего с тобой не поделаешь" и угощал тебя своей кровью. Со временем ваши отлучения от друзей, чтобы наедине испить крови друг друга в библиотеке, стали некой традицией и... своеобразными свиданиями для тебя. Ты не показывала виду, что дрожишь от предвкушения, когда вы оставались в полумраке комнаты и медленно двигались к друг другу, но Луи чувствовал твоё волнение и радовался этому, пусть и не спешил отвечать взаимностью из желания закрепить твои чувства, в которых ты ещё сомневалась. Пожалуй, собственную детскую влюблённость осознал, когда ты впервые хихикнула при нём, стоило маркизу де Сад ворваться в вашу обитель в поиске потерянных проказников; Луи прикрыл твой рот ладонью и так вы, прижатые к друг другу замёрзшими голубями, не смели издавать звуков, пока вампир мелькал тенью перед вами. Ощутил резкий скачок в сердце, на который он улыбнулся, а ты убедилась в своей симпатии, когда осознала, что он даёт кровь только тебе, а не сестре или Ною, который упорно склонял его к этому.
Однако со временем он всё чаще начал глядеть вдаль, отстраняться от тебя, укрощая твой пыл холодностью, углубляться в чтении странных книг и уже без прежнего энтузиазма давал тебе свою кровь, не прося взамен твою. Порой тебе хотелось напомнить о плате, но ты понимала, что ему вовсе не до шуток. Луи замкнулся в себе, стал совсем далёким и недосягаемым, что ты просто боялась подойти к нему, ведь он даже больше не приглашал тебя в библиотеку - ваше общее место, предпочитая находиться там в одиночестве. Доми часто уводила тебя за руку поиграть с ними, чтобы оставить в покое отныне вечно задумчивого Луи, но однажды ты просто не выдержала; тряхнула его за плечи и потребовала от него ответы на свои вопросы. "Что с тобой случилось? Что я сделала не так? И что мне сделать, чтобы мы снова начали общаться как прежде?". Юноша криво улыбнулся, горестно ответив в мыслях: "Убей меня", но сам ответил с натянутой улыбкой: "Ничего, (Твоё имя). Лучше поиграй с Доми и Ноем, они наверняка огорчаются, что ты проводишь больше времени со мной, а не с ними". И так и оставил тебя одну в коридоре - опустошённую, убитую, погружённую в агонию.
Луи хотелось верить, что ты выносливая натура, которой хватит характера влачить на своих плечах тяжкий груз будущей потери и стать примером его сестре, которая поможет тебе выйти сухой из воды. Однако он слишком доверял своим ошибочным суждениям; ты узнала о его Проклятии чисто случайно, подслушав разговор маркиза и своего отца, и тогда внутри тебя что-то мучительно лопнуло. Ты бежала с мутящими взор слезами, догнав блуждающего, как потерянный призрак, Луи в комнате и обхватила его стан руками со спины. Юноша удивлённо пошатнулся, и ответом на немой вопрос послужило мрачное:
- Почему ты не сказал о Проклятии?
Луи округлил глаза; он не ожидал, что его тайна так быстро раскроется. Ему хотелось расплакаться. Как ребёнку, у которого отняли его чудесный песчаный замок. Как влюблённому подростку, впервые столкнувшемуся с отказом. Как взрослому, который ощутил бренность бытия. Но он лишь криво ухмльнулся и бесцвестно сказал сделавшимся формальдегидным голосом:
- Тебе уже сказали о нём? Ну и отлично. Всё равно я уже не могу это контролировать.
- Мне плевать! Я люблю тебя и с Проклятием. Оно не изменило тебя. Ты - это всё ещё ты. Ты всё тот же Луи, который дорог мне, Доминик и Ною, - безотчётно шептала ты, вынуждая его сердце жалостливо сжиматься.
- У тебя ужасный вкус, - оскалился темноволосый, пытаясь отвергнуть тебя, но сопротивления оказались бесполезны во взаимной любви.
Ты намертво впилась в него, как маленький неопытный дракон с городских окран, который трепетно берёг свои немудренные сокровища, закрывая их собственным телом и сильнее всего на свете страшась узнать, что их кто-то заберёт. Луи хотелось бы в последний раз прижаться в ответ, но расстояние являлось спасением. Он негрубо убрал твои руки и, повернувшись к тебе лицом, сказал с фальшивой улыбкой: "Можешь выпить напоследок моей крови. Я ведь знаю, что ты любишь её. Будет грустно, если она будет просто литься без дела". Тебя напугали его жестокие слова и тогда ты повиновалась единственному порыву в тот момент: со страстью прижала его к себе и поцеловала в губы. Луи ошеломлённо попятился назад, но ты крепко держала его в своих руках, глотая солёные слёзы. Свои и его. Он, поверженный ответными чувствами, тоже зарыдал от того, что это станет последним вашим соединением. А дальше всё стало как в тумане: на его пальцах отрасли длинные чёрные когти, глаза обрели угрожающий алый оттенок, а сам он почти утробно, но ещё осознанно прорычал: "Прости...". Неосуществлённый замах прервался постукиванием отрубленной головы по кафелю. Ты, заляпанная кляксами крови, так и упала на колени, обнимая остывший труп возлюбленного. Крик, покачнувший пространство, вынудил тебя потерять сознание. Ты помнила только о том, что твой отец нёс тебя на руках домой, а ты, плохо соображая, алчно слизывала с ладони кровь Луи, отчаянно представляя его себе рядом.
С тех самых пор ты больше никого не подпускала к себе из мужчин, оставаясь верной лишь Луи. Постоянно возведённый взгляд к небу, тяжёлые вздохи и Доминик, утешающе кладящая подбородок на твоё плечо - это всё, что осталось тебе на память о любимом. И ты, прижимающая к сердцу невидимые осколки воспоминаний, улыбалась сквозь слёзы, стараясь жить ради него.

Доминик де Сад: ты была знакома с ней, как и с Луи, с самого детства. Юноша часто шутил по поводу того, что ты, как полукровка, поедаешь вампиров, поэтому девочка относилась к тебе настороженно и остерегалась, зачастую прячась за спиной брата-болтуна. На весь этот фарс ты раздражённо закатывала глаза и махала рукой на Луи, стараясь не обращать внимания на его глупые байки. Доминик же, вопреки страху, на подсознательном уровне тянулась к тебе, как к любопытной личности: втайне от Луи скрывалась за шкафами и креслами, когда ты, усаживаясь на диван в их поместье в ожидании её брата, спокойно перелистывала сухие страницы книги. Пыталась узреть в тебе потенциальную опасность, но, несмотря на воспоминания о кошмарных словах родственника, не могла смотреть на тебя, как на врага. Как-то, преодолев свою боязнь, робко подошла к твоей персоне, вздрогнула, когда ты обратила на её осторожные шаги внимание, и, неловко теребя пальцы и складки платья, приглушённо пропищала: "А ты п-правда не съешь меня?". Если первое время ты не была расположена к девочке из-за её стереотипного отношения к полукровкам, что ты принимала за грубость, то после столь невинного вопроса лёд в тебе неожиданно треснул, позволив водам благосклонности свободно расплыться и омыть твоё сердце-замок, к которому темноволосая нашла затерянный ключ своим трогательным и забавным вопросом, на который ты не могла злиться. Ты объяснила Доми, что не всё то правда, что вылетает с уст её брата, поэтому развеяла сомнения пугливой девочки, заручившись её благодатным мнением о тебе.
С тех пор она более решительно подсаживалась к тебе, расспрашивая о твоих предпочтениях в книгах и добавляя, что у вас с Луи схожие интересы. Вы чаще стали проводить время вместе и Доми отмечала, что ты на самом деле не такая уж и устрашающая личность и что твой холодный взгляд может очаровательно теплеть, стоит проявить к тебе доброту. Вопреки своему нежному возрасту, прекрасно понимала твоё состояние, когда внимала рассказам о полукровках, которых все презирали, и проявляла к тебе сострадание, которое окончательно растопило твою крепость. Вы обе видели в друг друге лучших подруг, с которой можно поделиться переживаниями и планами на будущее.
- (Твоё имя), когда ты выйдешь замуж за Луи, мы сможем стать настоящими сёстрами, потому что у нас будет одна фамилия, - востороженно прощебетала Доминик, однако через некоторое время она осеклась, углубившись в свои романтические миражы. - Ну... до той поры времени, п-пока я не стану н-невестой Ноя... - застенчиво прошептала девочка, сминая алеющие щёки, точно сдобный пирог.
- О чём ты, Доми? - ты ошалело захлопала ресницами на её слова о твоей свадьбе с ненавистным в тот момент мальчишкой, однако кожа всё равно предательски побагровела. - Я вообще не хочу замуж. Тем более за твоего брата! К тому же он ведь чистокровный вампир, я ему не пара... - ты не заметила, как заговорила поникшим голосом, но тут же поправилась, чтобы не обнажить свои чувства к нему: - Так что мы не созданы друг для друга. Лучше, когда я вырасту, я посвящу свою жизнь... работе! Да, именно ей.
- Ха-ха, ты говоришь прямо как Вероника, - хихикнула девочка, сменив веселье на серьёзность, по-прежнему мягко улыбаясь. - Но я точно знаю, что вы оба неравнодушны к друг другу. И знай, что я не против вашего союза. Я бы... очень хотела стать подругой невесты на вашей свадьбе.
Доминик будто видела тебя изнутри своим проницательным взглядом, от чего ты ощущала себя беззащитной, нагой; поначалу ты уныло молчала, страшась признаться ей, что это правда, но затем нашла в себе силы перевести тему словами: "А ты уверена, что Ной сможет понять твои намерения? По-моему, он в этом деле - полный дилетант".
После гибели Луи ты опустела: в душе ты испытала чувство, словно в тебя на ходу врезался бронепоезд и размазал твои мозги по несуществующим путям, и Доми, наблюдающая за этим, зеркально переживала твои эмоции. Ей впервые довелось увидеть, как твоя каменная маска надтреснула, точно хрупкий сучок, и ты обратилась в живой труп, чьи эмоции увядали с каждым днём забытыми цветами. Девочка переживала потрясение от того, как за несколько дней ты едва ли не обратилась в осунувшуюся старуху, пережившую каждую горесть судьбы. Ей тоже было невыразимо больно от потери брата, поэтому она решила перенять его черты характера, чтобы быть самой себе, тебе и Ною живым напоминанием о дорогом вам человеке. За несколько лет Доминик отшлифовала свой характер так, что ты спокойно видела в ней любимого Луи, а порой сказочная галлюцинация задерживалась, принуждая тебя неосознанно поддаваться непривычным чувствам и в сердцах прижиматься к девушке, которая убаюкивающе гладила тебя по волосам, приговаривая: "Не плачь, mon cheri, иначе мой брат расстроится из-за тебя". Говорила она всегда томно и одновременно умиротворённо, как Луи, что мгновенно остужало твои страдания и ты засыпала в её горячих объятиях, представляя себе возлюбленного. Доминик счастлива уже от одной мысли, что ты ей удаётся удачно имитировать брата, позволяя тебе на миг быть радостной. Несмотря на то, что ты старше, девушка чувствует себя гораздо взрослее, потому что ты переносила потерю тяжелее, вынуждая её преждевременно взять на себя ответственность за твою персону. Заботится о тебе, как о своём дитя, порой сильно надавливая опекой. Преследует тебя, как Ноя, желая удовлетворить все твои прихоти, о которых ты умалчиваешь. Видит тебя насквозь, подобно своему брату, поэтому улавливает любое твоё настроение, в особенности голод.
- Сегодня ты бледнее чем обычно, дорогая. Опять ничего не ела? - склонив голову набок, промолвила материнским тоном темноволосая.
- Не беспокойся так обо мне, Доми, я не голодна, - лениво отмахнулась ты, отворачивая голову, чтобы она не заметила твои поалевшие от лжи щёки; де Сад, игриво хохотнув, властно повернула твой лик обратно, обхватив пальцами твои скулы.
- Mon amigo, - кокетливо начала она, нежно глядя в твои затуманенные очи, в то время как ты потеряла ухающее сердце от этого внутривенного взгляда из-под пышных ресниц-опахал, - такой прекрасный цветок, как ты, не должен скоротечно вянуть только из-за своей упрямости. Ты всегда можешь обратиться ко мне, если проголодаешься. Только хорошо попроси меня.
- А без этого никак нельзя? - устало протянула ты, смиряясь с её настойчивостью, но не до конца принимая жажду девушки слушать твои мольбы. И всё же от этой странности хотелось выть влюблённо-тоскливым­ псом, пока ностальгия пульсировала в венах и мелькала перед глазами, вынуждая везде видеть облик Луи. На минуту тебе захотелось прижаться к ней и никогда не отпускать, что Доми и прочитала в твоих глазах; она широко улыбнулась, призывая тебя не стесняться поддаваться порывам, но ты поджала губы, выражая пропавший настрой.
- Прости, mon cheri, но ты слишком очаровательна, когда нуждаешься в помощи, - Доминик шаловливо повела плечами, не скрывая за притворной невинностью искреннюю жажду садистски полюбоваться твоей зависимостью от её крови.
Какое-то время колеблешься, изображая обиду на Доминик, а затем, понимая, что жажда всё сильнее царапает горло, сипло и пристыженно шепчешь: "Хочу...". Брюнетка смеётся, говоря, что ты так и не научилась хорошо просить, но всё же подставляет горло несдержанному укусу. Приглаживая твои пряди, одобряя вырвавшиеся наружу инстинкты, она лишь напоследок проговаривает: "Пей сколько хочешь, дорогая, но только не забывай о Ное - оставь ему хоть капельку".
С детства, скромно прячась за книжными стеллажами, с придыханием наблюдала за тем, как ты пьёшь кровь брата, как между вами тянется невидимая нить особой близости, поэтому, вдохновившись, взяла пример с ваших отношений, кусая Архивиста и позволяя ему взамен брать свою кровь. Также, зная твоё нежелание питаться человеческой, взяла пример с Луи, считая своей обязанностью подкармливать тебя собственной. Чувствует, как сближается и с тобой, поэтому данный процесс для неё как сласть на губах. Твою взамен не требует, говоря, что ты и без того худая, однако не может отказать себе в удовольствии напугать тебя лёгкими покусываниями плеча, стоит тебе повернуться к ней спиной. Окружающих ваши чересчур тесные отношения настораживают, ведь Доминик любит близкий контакт, а с её дорогой подругой он усилился: она то и дело приобнимает тебя за талию, шепчет что-то на ухо, от чего ты краснеешь, проводит языком вдоль шеи, дразня шутливым намерением укусить, часто уводит тебя танцевать и уверенно зовёт своей, когда за тобой пытаются ухаживать юноши. Со стороны можно подумать, что она защищает тебя из-за брата, но на самом деле Доминик и вправду ревнует тебя. Не видит среди сливок достойных претендентов, поэтому считает своим долгом назойливо отгородить тебя от ненужного внимания.

Вероника де Сад: некоторое время скрывалась, узнав, что в их поместье всё чаще будет гостить какая-то незнакомка. Вероника не особо любит бессмысленные встречи с чужаками, поэтому предпочитала уединяться в своей комнате. Но однажды ей пришлось выйти из своего укрытия, в то время как вы с Доминик болтали на диване; девочка покинула насиженное место, чтобы угостить тебя чаем, а ты послушно ждала её, не замечая, как позади движется незнакомая фигура, с презрительным видом обнюхивающая территорию. Уже потом ты услышала протяжное и брезгливое: "Фу! Здесь пахнет человеком. Почему в нашем доме витает такой мерзкий смрад?". Ты, не привыкнув получать оскорбления, обернулась, бросив на де Сад, которая с показным раздражением размахивала веером воздух вокруг себя, вызывающий взгляд. Вероника пошире приоткрыла глаза, обличая сдержанный интерес, художественно подняла светлые, как перо луня, брови, и высокомерно разглядела сверху вниз незнакомку, в отравщении морща аристократично прямой нос.
- Какое безобразие, - меланхолично протянула она, изучая черты твоего лица. - Это от тебя так странно пахнет: наполовину отвратительным человеком и вампиром? Ты явно не чистокровная.
- И что с того? - хмуро вопросила ты, обмениваясь с ней задиристыми взорами. - Тебе претит моё присутствие здесь?
- Это вполне естественно, потому что я не выношу, когда в моих покоях так гадко смердит - это оскорбляет моё чуткое обоняние, - высокомерно задрав подбородок, холодно сказала девушка, что до глубины души задело тебя - вечно презираемую за свою природу.
- С учётом того, что ты, несмотря на свою чистокровность, тоже не благоухаешь цветочным полем, тебе стоит самой на время покинуть поместье и проветриться, чтобы в твоём поместье перестало разить мусором, - не менее ледяным тоном бросила ты, желая в отместку обидеть вампиршу, что тебе и удалось: Вероника помрачнела от подобной дерзости и вместе с этим ощутила толику азарта.
- Ты посмела назвать меня "мусором", жалкий получеловек? - альбиноска угрожающе нависла над тобой, приставив веер к твоему горлу, словно нож. - Как у тебя вообще хватило смелости, ничтожество? Я ведь запросто могу разделаться с тобой.
- Даже если и так, я не позволю тебе унижать меня из-за того, что я родилась не такой, как все, - смело фыркнула ты ей в лицо, призывая девушку к действиям.
- Тогда ты поплатишься за свою дерзость! - Вероника приняла боевую стойку, добавив с напускным сожалением: - Правда, было бы лучше, если бы я прикончила тебя на глазах у своей милой сестрёнки, но буду довольствоваться тем, что есть.
Девушка уверенно очертила в воздухе ровную боковую линию веером, надеясь сделать идеальный надрез на твоей трахеи, но ты успела выгнуться дугой, избежав атаки. Её медовые глаза огорошенно сузились. Она не ожидала, что твоё субтильное тело способно продемонстрировать признаки впечатляющей акробатики. Её самоуверенная бравада сошла на нет, когда ты выбила из её рук оружие, высоко задрав ногу так, что носок задел веер, который ныне описывал причудливые перевороты и с шумом рухнул на пол. В хмуром выражении лица Вероники появилось легко читаемое опасение. Девушка едва успела отреагировать на твой резкий выпад, паралелльно отметив про себя, что для нечистокровной ты весьма быстрая. Или ты действовала так только под аффектом злости? В любом случае, де Сад впечатлило увиденное, поэтому, бросив с сытой ухмылкой: "Полукровки несомненно отвратительны, но ты, похоже, являешься неплохим исключением. Однако не надейся на моё полное снисхождение", она сделала несколько прыжков назад и стремительно скрылась из виду, наслаждаясь со стороны твоим недоумением.
Ты не сказала пришедшей Доминик о том, что произошло между тобой и её сестрой, боясь пошатнуть их отношения. Вероника же с той поры начала смотреть на тебя по-другому: без былой надменности, путь она и продолжала кривить лицо от твоего запаха. Несмотря {censored} слова, девушка всё же, к своему раздражению, сумела пропитаться к тебе толикой уважения; не каждый день её удивляют полукровки, способные противостоять чистым аристократам. Как бы она того ни хотела, но снисхождения от неё ты всё-таки добилась: она больше не может смотреть на тебя с ненавистью, видит в тебе почти равную, если бы не твоя испорченная кровь, поэтому изредка ловит себя на мысли, что хотела бы прибрать в свои руки столь ценный экспонат, вытащив тебя из силков сестры - всё самое лучшее должно доставаться Веронике. Своё желание наладить с тобой контакт упрямо не показывает, поэтому, поддерживая свой статус, при встрече бросает в твой адрес колко-ядовитые фразы, но более сдержанно, не нарываясь на очередной бой, пусть она была бы и рада ещё раз поглядеть на твои эмоции - в этом ей мешает семья, проявляющая к тебе лояльность.
Со временем неизбежно привыкнет к твоему частому присутствию в поместье, ведь ты дорогая подруга Доминик. Начнёт всё меньше придираться к твоей "вони", но не оставит без внимания твоё отношение к людям, невзирая на то, что ты сама являешься их частью. Вероника считает, что, несмотря на свою природу, раз ты удосужилась общения с их величественной семьёй, то должна хотя бы попытаться поддержать видимость своей незаинтересованност­и ими." Дорогуша, будь так любезна прекратить общение с грязными людьми - из-за этого твой человеческий запах усиливается, что наносит позорное клеймо нашей семье", - холодно произносит девушка, проходя мимо тебя, прикрывая веером пунцовое лицо, имеющее все задатки нетипичной заинтересованности тобой.
Вероника стыдится того, что ты ей симпатична, как личность, с которой бы она хотела коротать свободное время: ты не подпускаешь к себе мужчин, как и она, что льстит ей, умело держишь себя в обществе и обладаешь силой, которая может сравниться с её - всё это заставляет трепетать девушку, которая держит подле себя только достойных персон. Пожалуй, даже печалится от того, что не может подойти к тебе из-за своего статуса - если кто увидит знаменитую Веронику в обществе мерзких полукровок, она тут же потеряет авторитет среди вампиров. Втайне наслаждается временами, когда ты гостишь в доме де Сад, ведь тогда, пользуясь возможностью, когда Доми отлучается за пряностями для чая, можно сделать вид, что она просто проходит мимо и со скуки интересуется твоей необычной жизнью. Однако Веронику напрягает, что ты не торопишься ответить ей взаимностью на внимание; какая наглость! - она проявляет к тебе благосклонность, сравнимую лишь с ценностью сокровищ, а ты смеешь воротить нос из-за её двойственности, которую она проявляет среди сливок общества, не замечая тебя. Девушка не станет долго терпеть твою своенравность, поэтому, если ты не поспешишь смягчиться к ней, то навсегда обретёшь врага в её лице.

Ванитас: Леди, не желаете цветочек? Он очень подойдёт Вашим прелестным глазам, - пустился во флирт молодой человек, стоило в его поле зрения появиться ещё одной красавице, которой он временно увлёкся. Ты фыркнула, небрежно оттолкнув от своего лица украденную с вазы бордовую розу, демонстрируя нежелание вступать с ним в мимолётные заигрывания, на что Ванитас обвёл тебя сначала изумлённым взглядом, а затем - заинтригованным.
Парню ты показалась занятным экспонатом: полукровка с силой чистокровных, которая проявлялась во время злости, и неприступная стена, так напоминающая ему строгую Жанну. Часто сравнивал вас первое время, когда его чувства к Ведьме ещё не прогрессировали, метаясь между вами. В итоге, несмотря на тирады Ноя о верности одной женщине, успевал вам обеим уделять внимание. Даже загорелся странной мечтой получить ещё и метку обладания от твоей персоны, без промедлений начал со страстью предлагать тебе свою кровь, мол, ему интересно узнать, какого ощущать укусы полукровок, да и принадлежать сразу двум леди было бы любопытно. Ной, к слову, узнав от тебя об этой выходке, обиженно сообщил: "Я так расстроен, (Твоё имя)! Сначала он позволяет Жанне кусать себя, а теперь ещё и тебе предлагает свою наверняка вкусную, как Тартатен, кровь. Когда же я попробую её на вкус?". Один раз ты уже дала ему отказ, ссылаясь на принципы не пить человеческую кровь, но парня это только раззадорило.
- Ты правда ещё не пробовала человека? - томно спросит он, играя бровями, а затем весь засияет от счастья. - Тогда давай я буду первым! Позволь мне лишить твои чудесные клыки невинности!
Ты давала прямые отказы на его сумасшедшие просьбы, однажды мрачно сказав, что у тебя уже есть человек, которым ты хочешь обладать. Ванитас заметил печальный блеск в твоих глазах, говорящий о честности, и это озадачило его, одновременно пробудив ещё один интерес. С тех пор стал часто подлавливать тебя в укромных уголках, зажимая между собой и стеной; ты упирала руки в его грудь, пытаясь оттолкнуть, но Ванитас лишь теснее прижимался к твоему телу, вынуждая твои зубы агрессивно скрипеть.
- Пусти меня, наглец, - угрюмо прошипела ты.
- Конечно, слово леди - закон для меня, - синевласый приложил ладонь к сердцу, обозначая свои джентльменские манеры, однако, помедлив, он добавил, состроив жуткую гримасу, как у серийного маньяка-садиста: - Но у меня есть одно условие.
Ты с видом злобной фурии приготовилась услышать что угодно: от неприличных предложений до нелепых, но услышанное поразило тебя.
- Расскажи мне, что такое любовь, - на полном серьёзе попросил Ванитас, вынудив тебя поперхнуться, недоверчиво покоситься на него, а позже и облегчённо выдохнуть, где-то на задворках разума подмечая, что твоё желание растоптать его уменьшилось.
Ради своей же безопасности неохотно осведомляла его об этих делах, не приводя в пример собственные любовные неудачи. Однако, вопреки твоей скрытности, Ванитас читал твои эмоции, как открытую книгу. Наконец-то понял, что твоё сердце действительно закрыто для других, поэтому перестал докучать. Кроме того, Жанну он выделяет всё же больше: Ведьма умеет очаровательно смущаться, строя из себя возбуждающую беспомощность, а ты готова всегда воинственно отстаивать свою честь и смутить тебя представляется сложным делом - ты словно высечена из безэмоционального воска. Впрочем, даже если бы он сильно постарался, то рядом с тобой всегда ошивается Доминик, охраняющая цербером твои чувства. Ванитас любит получать соответствующие реакции на свои забавы, но, не найдя в тебе должное, довольно быстро потеряет интерес к твоей личности, поставив тебя в уровень просветлённого в любовных делах приятеля, к которому можно обратиться за советом.

Роланд Фортис: Ах, Боже! - это были первые слова охотника, насквозь пропитанные первобытным восторгом, стоило ему наткнуться на твою персону по приказу Оливьеро. - Неужели ты действительно полукровка? Внеземная красота такой девы могла бы сравниться только с безупречностью чистокровных вампиров!
Роланд, вопреки твоему настороженному настрою и позой готового ринуться в бой леопарда, продолжал обсыпать тебя, как щедрым дождём, сентиментальными комплиментами. Громкий удар сердца в твоей груди, и ты, обескураженная восхищением врага, на миг опускаешь шпагу, пытаясь приструнить бешено пляшущий чечётку в висках и запястьях пульс. "Ты это серьёзно, парень?", - пролетело в корне твоего мозга, который переживал пещерное ошеломление, оцепенившее конечности, налитые хрупким паралоном. "Или он так пытается отвлечь моё внимание? Да, полукровки слабее обычных вампиров, но я не собираюсь уступать ему, пусть даже не надеется", - вернув трезвость разуму, твёрдо сказала ты самой себе, вновь войдя в режим растущего берсерка. Твой противник тоже не отставал; его малахитовые глаза всё ещё поблёскивали, как крохотные льдинки на безжалостном солнце, но со временем зелень начали темнеть, словно увядая под натиском холодов, обличая серьёзную решимость атаковать до последнего вздоха.
- Что ж, тогда я просто обязан напоследок впечатлить тебя, красавица! - с энтузиазмом пропел блондин, достав огромный клинок за спиной.
Ты не успела прийти в себя, как тебя поразили мощной атакой; кончик холодного оружия прошиб где-то в области печени, вынудив тебя пасть на колени, спрятав глубокий порез за ладонью. Оппонент, несмотря на кажущиеся простоту и невинность, двигался быстро, как пучок молнии, и был беспощаден, как кобра перед финальным броском на наглеца, который посмел вторгнуться в её королевские покои. Сцепив нить зубов, ты, превозмогая жалящую боль, встала на ноги и отпрыгнула назад, совершив в воздухе сальто, позволив Роланду, легкомысленно залюбовавшемуся на твою грацию, создать свист в рассечённом ветре. "Какая ты гибкая! Просто поразительно!", - безотчётно лепетал он, попутно пытаясь подловить тебя клинком, пока ты ловко уворачивалась. С каждой секундой, уступая измотанности, ты подмечала, что молодой человек просто невероятен: продолжает так странно нахваливать тебя, вводя в немой ступор, и спокойно сражается, преисполненный через край энергией, чей запас, по всей видимости, никогда не истончался. Краски вокруг сгущались, подобно тому, как твою душу укрывала тяжесть смирения перед неизбежностью; какие бы чудеса акробатики ты ни проявляла, уклоняясь от серии ударов, но усталость наливала свинец в колени, которые подгибались при каждом шаге. Ловить морозный воздух, который стеснял грудь, не пуская в бункер необходимый кислород, стало невыносимо. Потерявшись на мгновение в своих ощущениях, ты пропустила следующее нападение, позволив клинку Роланда пройтись по твоей груди. Взвыв раненным зверем, ты повалилась на колени; повреждённое место жутко болело, распространяя всполохи жжения на всю грудную клетку. Чудилось, что ты обратилась в какой-то испорченный механизм, который было бесполезно восстанавливать. Фортис возвысился над тобой, смотря с неким сочувствием на твой лик, обезображенный страдальческой гримасой. Служба охотника поручала убивать без сожалений вампиров, поэтому он уверенно поднял над своей головой оружие, намереваясь обезглавить тебя.
- Доми... Ной... - шептала ты хриплым голосом имена дорогих людей, готовясь в последний раз сомкнуть глаза и больше никогда не проснуться, не увидеть их, как...
- Ты сказала "Ной"?! - возбуждённо спросил у тебя Роланд, бросив оружие, и, рухнув на колени возле твоего почти бездыханного тела, заключил твою ладонь в свои; ты ошашело, вопреки надвигающейся тьме, начала часто и неверяще моргать, видя сквозь ядовито-зелёные пятна размытый образ блондина и явственно ощущая жар, истезающий его кожу даже сквозь плотную ткань перчаток. - Ты знаешь этого вампира? Он ведь мой друг!
- Д... друг...? - ты мотала головой, ощущая себя так, будто туда засыпали цемент и тебе теперь пришлось мотылять ею болванчиком во все стороны, чтобы избавиться от её комков через уши, что с трудом просачивали в себя посторонние звуки.
- Друзья Ноя - и мои друзья тоже! - радостно сказал парень, забыв о том, что у тебя серьёзная рана; в порыве эмоций Фортис дёрнулся, вынудив зашевелиться и полумёртвую тебя, создав в твоём воображении представление о том, как у тебя завертелись все органы. - Ах, это просто Божий подарок! Я так не хотел убивать тебя! Мне кажется, своей красотой ты запала мне прямо в душу! - слёзно признался Фортис, вытирая из своей сентиментальности перламутровую влагу в уголках выразительных глаз, прикладывая ладони лодочкой к лихорадочно прыгающему сердцу. Он хотел было предложить и тебе прикоснуться к трепещущему месту, однако после исчезновения мутящей жидкости обеспокоенно заметил, как ты тяжело дышишь, глотая пузырящуюся в гортани кровь. - Я должен спасти тебя любой ценой!
Ни на минуту не растерявшись, Роланд расстегнул пуговицы на воротнике и отодвинул его в сторону, обнажив лебединую шею. Жилка трепетала рядом с трахеей, заставляя твои ноздри алчно расширяться, пробуя обонянием вкус будущего завтрака. Ты лениво, словно отгоняя с век тяжёлого зверя, распахнула глаза, моргнула несколько раз, а затем, когда изображение стало более чётким, уже без осложнений широко-широко открыла их, глядя на человека, который переполнялся решительностью, как на последнего безумца.
- Ч-что...? - только и сумела пробормотать твоя глубоко шокированная персона. Найдя в себе частичку силы, ты приподнялась на локтях, услышав вымученный скрип костей, и ещё раз внимательней вгляделась в просветлённый лик блондина, чувствуя себя так, будто ты попала в какой-то паралелльный мир, сводящий с ума своих приземлённых новичков-скептиков.­ - Ты... серьёзно? - каждое слово вылетало с трудом, словно ты прожёвывала толстую бумагу, неряшливо бросая влажные комки на рыхлый снег. - Ты правда... хочешь пожертвовать свою кровь в-вампиру? Ты же... охотник. Это просто сумасшествие.
- Верь мне, прекрасная мадемуазель, - вкрадчиво повторил от всего сердца Роланд, на чьих щеках выступил бледноватый румянец; ты, по-прежнему видя подвох в ситуации, сочла это проделками морозной погоды. - Я покорён тобой, поэтому так хочу помочь тебе. А ещё я должен порадовать своего дорогого друга Ноя, который огорчится, если Господь заберёт тебя раньше времени.
"Это какой-то... бред", - пронеслось у тебя в мыслях. Но, несмотря на головокружение от происходящего, ты всё же решила, что умирать тебе ещё рано, а значит, стоит воспользоваться возможностью. Однако внутренние барьеры, прежде не вкушавшие кровь живого человека, заставляли тебя колебаться. Ты с испугом размышляла о том, чем обернётся твой первый опыт, страшилась этой неизвестности, затягивающий в вязкий мрак. "Кто не рискует - тот не пьёт", - с этими словами, звучавшими эхом в черепном ларце, ты решилась на отчаянный шаг, когда жизнь начала скоротечно утекать, пробуждая в тебе чувство срочности и безрассудности. Ты приникла раскрытым ртом к шее молодого человека, уверенно вонзив в его нежную кожу, как у младенца, острые клыки. Фортис даже не пискнул; лишь беззвучно терпел недолговременную пытку, крепко зажимая веки и ощущая какое-то странное накатывающее вдохновение, пока ты наполнялась его влагой. Как бы там не было с твоими вкусовыми предпочтениями, но добровольно отданная кровь, подобно эликсиру, восполнила тебя новой силой, позволив ранам срастись. Опыт не потерпел крах, к твоей безграничной радости, и ты с трепетом вбирала в себя приятный ток по венам. Охотнику не пришлось мучиться с твоей жаждой, которую ты смогла спокойно обуздать, поэтому по окончанию операции он даже не ощутил истощение. Охотно глотая воздух, как заново родившаяся, ты всё с тем же изумлением смотрела на довольного парня, похожего на безумца. Однако, потирая рукой горло, ты понимала, что была обязана ему хотя бы простой благодарностью, пусть в макушке всё ещё и витали мысли о том, что всё это - дешёвый спектакль, а не искренняя помощь.
- Спасибо... за твою кровь, - приглушённо промолвила ты, уводя от него рассеянный взгляд; ты ощущала стыд за то, что осмелилась противостоять своим принципам, уподобившись диким вампирам-неандертал­ьцам, что спокойно иссушали людей, поэтому не смела смотреть своему спасителю в лицо.
Роланд ощутил, как внутренности перевернулись; он не мог до конца поверить в эти слова со вкусом рождественских пряностей. Но, довольно быстро смирившись с услышанным, малахиты глаз блондина засветились ещё ярче. Ты, на время глянувшая на парня, потупила взор, теряясь в причинах его воодушевлённого настроя, воспрянувшего из недр открытого для всех сердца. И ныне его главный орган вмещал в себя безгранично тёплое чувство.
- Я только что открыл новую истину! - затараторил молодой человек, как обезумевший. - Вампиры могут благодарить людей за отданную кровь! Это ещё раз доказало мне, что наши миры могут быть дружны! Но я не могу подружиться с тобой, - вдруг задумчиво протянул зеленоглазый, вновь взяв твою дрогнувшую руку в свою, крепко сжимая её под твой ошарашенный взгляд. - Потому что я влюблён в тебя!
- Ч-ч-чт-то?! - ты вытаращила глаза, как у совы, и ощутила, как в горле очутился комок, от которого ты закашлялась, закрыв глаза, которые резко защипало. Оставшись на время слепой, ты рефлекторно выставила перед собой раскрытую ладонь, как защиту, и отползла назад, низко опустив неопрятно растрёпанную макушку. - Что ты несёшь? Я всего лишь укусила тебя и вроде как не впрыскивала наркотики, чтобы у тебя помутнел рассудок. Впрочем, не мне об этом говорить - я не знаю, что творится у вампиров, когда они впервые кусают человека...
- Так значит, я у тебя первый?! - воодушевлённо уточнил Фортис, чьё лицо озарилось искренним счастьем.
Двусмысленная фраза с его уст смутила тебя, поэтому, возмущённо насупив брови до появления складки над переносицей, которую Роланд посчитал безмерно очаровательной, ты пренебрежительно бросила:
- Это ничего не значит! Я всего лишь выпила твоей крови по абоюдному согласию, не более. Что ты там себе понапридумывал?
- Всего лишь то, что мы предназначены друг другу судьбой, как Ромео и Джульетта, ведь у нас тоже запретная любовь, - свободно признался молодой человек, заставив тебя опустить челюсть чуть ли не до столкновения с землёй. - Ах, я так взволнован! Я и раньше чувствовал трепет в груди от осознания того, что вампиры могут дружить с людьми, но сейчас там происходит нечто особенное.
Ты верила, что после гибели Луи изжила риск опустошения, свела его к минимому в своей почти стерильной реальности, но та коварно доказывала обратное, приведя в твою жизнь этого безумца, которого ты не могла даже оттолкнуть в силу своего долга перед ним. Оставалось лишь глупо хлопать глазами и ждать от него других действий, которые заставляли тебя потихоньку сходить с ума. Ты с изумлением заметила, как на его шее начала появляться странная отметина - иссиня-чёрный мотылёк. Рисунок достиг ключицы, поэтому Роланд сначала задумчиво рассмотрел след, а затем засветился пуще прежнего.
- Это же та самая метка обладания вампира! Я слышал о ней! Полукровки тоже умеют оставлять их? - фанатично спросил он, на что ты выпучила глаза, демонстрируя неосведомлённость в таких делах. - Прекрасно! Это значит, что я теперь принадлежу только тебе! Наши отношения так быстро развиваются, что мне становится трудно дышать от восторга!
- Это ничего не значащая метка, - растерянно простонала ты, ощущая безысходность от его сентиментальности. - Ты сам подписался на это, поэтому я тут не причём.
Но молодой человек будто не слышал тебя, витая в своих фантазиях. Ты, косо поглядывая на место отступления, начала медленно ползти к выходу, как тебя схватили за запястье, придвинув твою ладонь к чужой щеке; кожа Фортиса была настолько горячей, что ты едва ли не обожглась. Почему-то от этого ощущения твоё сердце забилось с утроенной скоростью.
- Могу ли я узнать имя своей возлюбленной? - благоговейно прошептал он, едва ли не коснувшись губами твоей кожи, но ты быстро вытянула свою конечность из хватки, сконфуженно потерев её.
- Я не твоя возлюбленная, - холодно отчеканила ты, сохраняя неприступность. - И не назову своё имя, потому что я с тобой только на один день. Дальше нам обоим предстоит забыть эту встречу.
- Почему же ты так жестока, прекрасная полукровка? - сетовал Роналд, едва не роняя слёзы. Однако, воздержавшись, он всё же залился улыбкой с привкусом светлой печали. - В любом случае, даже если ты на один день со мной, то он стал самым лучшим для меня.
Ты поперхнулась остатками запланированной реплики, поражённая его нежностью. К счастью, ваше уединение нарушил напарник Роланда, позволив тебе ускользнуть после того, как блондин обернулся к товарищу. Не найдя тебя, он всё же смахнул с пушистых ресниц прозрачные капли слёз, по-прежнему улыбаясь от всей души. На упреки брюнета о том, что он слишком долго шатался здесь, Фортис воодушевлённо сказал: "Оливье, я влюбился в вампира-полукровку!­", преподняся это как нечто будничное. Оливьеро, чья челюсть отвисла до пола, хлопнул себя по лбу, возмущённо бурча себе под нос: "Сначала подружился с кровососом, а теперь ещё и влюбился в дампира. Ты идиот, Фортис! А если об этом кто-то узнает?!".
Но, вопреки опасности, Роланд целыми днями грезит о тебе и хвастается перед Оливьеро твоей меткой, на что брюнет грубо встряхивает мечтателя за плечи и закрывает её воротником. В особенности опека охотника усиливается, когда на горизонте Астольфо, который только и ждёт момента, чтобы обвинить во всех грехах вечного соперника. Но зеленоглазый уверен, что ты его женщина - его неоспоримая половинка, каким бы наивным не оказался его скоропалительный вывод. Ты же в это время испытывала странные смятения и замкнулась в себе, углубившись в анализ собственных чувств. Часто сзади к тебе бесшумно подходила Доминик и, понимая по твоим рассказам причину твоих страданий, как-то без обычной игривости шепнула на ушко: "Если хочешь, я убью этого человека, чтобы он больше не расстраивал тебя". Сама мысль о расставании с Роландом, с одной стороны, приносила облегчение, а с другой... Ты просто не могла представить, что с тобой случится после этого, хотя, казалось бы, всего лишь одна безобидная встреча, которая должна была оставить в твоём сердце только неприятный осадок. А в итоге она оставила там нечто большее, что ты не желала признавать. Странный охотник, не похожий на других, покорил тебя. И эта мысль окончательно поселилась, когда тебя однажды пригвоздил к месту его напарник.
Через несколько месяцев вы с Ноем и Ванитасом отправились на ночную вылазку в катакомбы, где повстречали на пути несколько охотников, в том числе и Оливьеро, который без промедлений напал на самого слабого - тебя. Не зная о том, что ты та самая полукровка, он собирался уже было вонзить в твоё сердце оружие, как вовремя подоспел Роланд, отбивший атаку своим Дюрандалем. "Какого чёрта, Фортис?!", - взревел рассерженно брюнет, на что блондин, глядя на обескураженную тебя боковым зрением, сказал с улыбкой: "Я не могу позволить кому-то ранить свою возлюбленную. Я не хочу сражаться против неё". Оливьеро закатил глаза, с ужасом понимая, что ты та самая, а твоя персона лишь ошеломлённо хватал воздух и ощущала странные движения в груди, пока Роланд отстаивал твою жизнь собственным телом. Вы не успели поговорить, потому что охотников ждала другая миссия, но Фортис на прощание сердечно сказал: "Сегодня у тебя особенно красивые глаза!", на что ты густо стушевалась. Ной, к твоему счастью, ничего не понял, а вот Ванитас, заметивший в тебе изменения, успел хитро шепнуть тебе на ухо: "Я никому не расскажу о твоих чувствах, если ты как можно лучше распишешь мои к Жанне".

­­ ­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-552.html