Дом сумасшедшего

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дом сумасшедшегоПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | следующуюСледующая »


понедельник, 5 июня 2017 г.
Тест: Мнения. Результат №1 Ещё раз извиняюсь за вид. Результат Вы... llEvenll 14:55:40
­Тест: Мнения. [Naruto]
Результат №1


Ещё раз извиняюсь за вид.

Результат Вы можете прочесть здесь: http://draconum.beo­n.ru/0-7-rezul-tat-1­.zhtml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1100-875.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Соединяющий сердца. [Kuroko... llEvenll 14:12:17
­Тест: Соединяющий сердца. [Kuroko no Basket]
• Куроко Тецуя •


Девушка повела тебя во вторую спальню, где, к тебе спиной, сидел голубоволосый парень.
- Здравствуйте , - неуверенно произнесла ты, когда, как позже выяснилось, автор теста, слегка подтолкнула тебя вперёд. Незнакомец...улыбну­лся?
- Спасибо , - тихо ответил он, глядя куда-то тебе за спину. Ты поняла, что благодарил он девушку, что привела тебя в дом, однако спросить что-либо у неё ты не успела. Она исчезла, оставив тебя наедине с парнем.

10 месяцев спустя.

Томно шепча на ухо своему молодому человеку различные пошлости, которые намеревалась осуществить с ближайшее время, ты слегка массировала его шею. Куроко, дрожа от переполняющего удовольствия, закинул голову назад, тебе на плечо, блаженно прикрыв глаза. С губ сорвался сладкий стон, что подзадоривало тебя ещё больше.


Кагами Тайга: Безбашенная... уклончиво ответил парень. Ты нравишься ему, но он также не хочет портить отношения со своей "тенью", поэтому старается пресечь свою симпатию к тебе на корню. Он думает, что подходит тебе гораздо больше, чем Тецуя, однако никогда не проявлял нежных чувств к тебе, ведь он действительно рад тому, что его друг наконец нашёл кого-то, с кем ему уютно.

Тецу Два: Этот щенок души в тебе не чает, как, впрочем, и ты в нём. Поэтому тебя, наверное, можно бы уже называть Тецу Три.

Айда Рико: /Твоё имя/ часто помогает мне составлять план тренировки. В ней есть спортивные задатки. С тренером баскетбольной команды Сейрин у вас тёплые отношения. Вы нередко ходите вместе куда-нибудь, чтобы "отдохнуть от мужской компании". У вас много общего, даже то, что вы обе не умеете готовить.

Киёши Теппей: Как бы то ни было, эти двое нашли друг друга. Хоть они и полные противоположности, но всё-таки что-то общее в них есть.Парень искренне рад тому, что Куроко, благодаря тебе, стал раскрепощённей. Да и играть он стал лучше, ведь, всё-таки, ты наблюдаешь за всеми их тренировками.

Кисе Рёта: Так весело мне ни с кем не бывает! С ней я забываю обо всём! И это правда, ведь часто бывает, когда вы в очередной раз ходите вместе гулять, то забываете о времени. "Встретились два одиночества," - не без сожаления комментирует Юкио, когда блондин в очередной раз оправдывается за опоздание. Что поделать, если вам двоим хорошо друг с другом?

Мурасакибара Ацуши: Сейчас он стоял чуть поодаль и наблюдал за тем, как Куроко, нежно касаясь твоей щеки пальцами, накрывает твои губы своими. Хотя парень с фиолетовыми волосами явно не мог нигде скрыться, однако день ото дня оставался незамеченным, ведь двое влюблённых настолько увлечены друг другом, что не обращают внимания на окружающий их мир, и это злило его ещё больше. Возможно, когда-нибудь этот парень найдет такую девушку, которая заполнит оставленную тобой пустоту в сердце, но сейчас ему оставалось лишь тяжело вздыхать, сминая в кармане очередную записку с признаниями, адресованную тебе.


- Спасибо, тренер , - поблагодарил Куроко, на ходу собирая вещи и выбегая из спортзала. Рико улыбнулась ему вслед. Голубоглазый на тренировке был как на иголках, ведь сегодня твой День Рождения, грех было не отпустить его пораньше. Странно, но никто из баскетбольной команды не сказал ничего против, только Кагами как-то странно посмотрел на дверь.
- Куроко! - Ты бросилась на шею своему молодому человеку, ведь даже не думала, что он придёт сегодня придёт. Парень сильнее прижал тебя к себе, да так, что ты даже через ткань чувствовала исходящий от его тела жар.
- Я не мог не поздравить мою малышку, - ответил он, зарываясь носом в твои волосы и прикидывая в голове, почувствуешь ли ты, от столь близкого контакта, что в его кармане лежит бархатная коробочка, из-за которой он и был сегодня слегка нервным.
Но ты же простишь ему это, когда узнаешь о содержимом?


http://draconum.beo­n.ru/
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1090-518.html
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 4 июня 2017 г.
Тест: Фотография на которой её... llEvenll 17:01:41
­Тест: Фотография на которой её нет...[Eldarya]
Невра - Не удержал...


- Итак! Готовьтесь! Сейчас вылетит птичка!
Как давно я не слышал эти слова... Сколько же прошло с её ухода? Год, месяц, неделя, пару дней? Уже и не вспомнить. Эх, а ведь у меня до сих пор лежат те фотографии... Такая вот привычка у Мико - каждый год в определённый день делать фотографии всех членов Гвардии Эль. И сегодня как раз тот день. А ведь на этой фотографии могла быть и она... Чем же эта маленькая девчонка запала мне в душу? Сначала она была для меня обедом, а потом вдруг стала незаменимой...
- Эзарэль! Ты зачем усы напялил?! Снял! Живо!
Помню, как она ругалась на меня из-за того, что я сделал дубликат ключей от её комнаты. Правда, потом их пришлось вернуть, но её личико в тот момент надо было видеть. А ещё её стряпня была вкусной. Хоть я и вампир, но мне очень понравилось! Она была с нами всего несколько месяцев, но я уже жить без неё не могу. В сердце как будто воткнули тысячи ножей, что полностью пропитаны ядом... Я схожу с ума... Да, определённо, без неё я схожу с ума. И с каждым днём проведённым без неё мне становится всё труднее и труднее держаться. Притворяться, что вовсе не скучаю, что вовсе не чувствую этого ужасного яда разлуки, невысказанных чувств, который растекается по моим венам. Почему же я не рассказал ей тогда о своих чувствах? Почему не остановил? Почему я тогда её не удержал?! Хотя, не думаю, что она поняла бы меня. Она ведь так хотела домой...
- Хром! Прекрати ругаться с Икар! Керо, успокой их!
Я всегда видел в её глазах ту боль и тоску по дому... Мне было так больно видеть эту жгучую тоску в этих милых и невинно чистых глазах. Так хотелось прижать её хрупкое тельце к себе, расцеловать всё её милое личико, зарыться в этих шелковистых волосах, и глядя, в её широко распахнутые глаза сказать что всё хорошо, что всё сбудется. Тогда бы она мне улыбнулась самой нежной, самой чистой улыбкой. Я болен... Верно, я болен ею, болен желанием ещё раз увидеть её, почувствовать её запах, болен мечтой коснуться её бархатистой кожи... Я так хочу, чтобы она вернулась к нам... Вернулась ко мне... Но уже ничего не попишешь, я сам отпустил её. Я сам тогда её не удержал...
- Эй, Невра!, - раздался обеспокоенный голос Алажеи.
- Да?
- Вот, держи., - она протянула мне недавно сделанную фотографию, - Ну, у меня ещё много дел. Пока!
Даже не взглянув на только что врученный мне предмет, комкаю его и выкидываю в первую встречную мусорку. Зачем мне нужна эта вещь? Ведь эта фотография, на которой её нет..
­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-330.html
Прoкoммeнтировaть
суббота, 3 июня 2017 г.
Тест: Трагедия любви (Сборник... llEvenll 13:49:29
­Тест: Трагедия любви (Сборник)
Судьбоносная встреча


­­
Очередная пощечина оставила на бледной щеке юноши красный, горящий пламенем обиды и негодования, след. Разворачиваясь на каблуках, (Твое имя), не оборачиваясь, уходит. А он остается стоять у холодной и сырой стены старой, давно заброшенной церкви, где так часто гуляла она. Несмотря на то, что она снова отвергла его, юноша был счастлив, иначе его поведение не назовешь. Тонкие губы растянулись в довольной улыбке, пальцы нежно гладят красный след, точно девушка нем ударила, а поцеловала его. Впрочем, не в первый, и явно не в последний раз.
- Стой, где стоишь, - закричал тогда она, когда , {censored} и усталый, наклонился над телом недавно почившей девушки, носительницы проклятия вампира Голубой Луны. Он обернулся, желая узнать, кто же его преследует на этот раз, и был весьма удивлен, увидев бледную и симпатичную особу, смотрящую на него с испугом и отчаянием.
- Кто ты? – спросил Ванитас, глядя на трясущееся дуло револьвера, который держала незнакомка.
- Не важно! – запальчиво выкрикнула она, - важно то, зачем ты убил ее! Зачем ты это сделал!
Она вампир, понял он, увидев, как блеснули в призрачном свете луны острые клыки. Глаза незнакомки загорелись красноватым огнем, она была и напугана, и решительна, и посему ожидала от него каких-либо действий. Он усмехнулся, но усмешка эта была грустной и болезненной, словно он терпел невыносимую муку. Девушка с удивлением наблюдала, как он прикрыл лицо руками, присел на каменную почву. Решив, что юноша сдается, она подошла к нему. И в этот момент он резким движением ударил ее по ногам, из-за чего она упала. Нависнув над девушкой, Ванитас с грустью осмотрел это осунувшееся, явно измотанное и не спавшее несколько ночей, лицо, и сам того не замечая, его пальцы нежно прикоснулись к ее щеке.
- Кто ты? – еще раз спросил он, а его голос звучал властно и жестко. Девушка смутилась, и негромко произнесла:
- (Твое имя)
- Вот как, и что ты здесь делаешь, (Твое имя)? Ведь ты с этой девушкой не знакома, - кивок в сторону мертвой, - зачем ты сюда пришла?
Он взял ее револьвер, и с удивлением обнаружил, что барабан пуст. В нем не было ни одной пули. Так значит эта невероятно смелая – а по другому он назвать ее не мог – девушка поспешила помочь несчастной, угрожая обидчику пустым оружием. Забавно.
Ванитас засмеялся. Девушка, лежащая под ним, покраснела, понимая, что он смеется над ней. Она попыталась было встать, но юноша не позволил ей, прикоснувшись рукой к щеке. Все силы, вся решительность, (Твое имя) пропали, словно их не было.
- Ну, надо же. Похоже, ты избрала себе свой путь жизни, маленькая защитница. Помогать нищим и защищать слабых, вот та дорого жизни, что выбрала ты. Как интересно. А ведь ты, тоже не сильная, а очень слабая, возможно слабее тех, кого ты пытаешь защитить. И не могу сказать: глупо ли это, или смело.
Ванитас снова засмеялся. Эта милая девушка, (Твоё имя), не только рассмешила юношу, но и заинтересовала.
- И все же, что бы ты сделала, если бы тебя схватили, как и сейчас, что бы тогда решила? – он встал, а затем протянул руку девушке. Немного подумав, она все же приняла его помощь. Но стоило ей только стать во весь рост, как юноша снова прижал ее, только на этот раз к темной стене, увитой лозами плюща.
- Чтобы ты сделала сейчас, как бы поступила? – его глаза, светящиеся точно ночное небо, впиваются требовательным взглядом в нее, - вот смотри: прямо сейчас ты моя милая пленница, потому что я схватил и пленил тебя, и что ты будешь делать, что предпримешь. Ни ударить, ни, тем более, использовать оружие ты не сможешь, только, пожалуй, плюнуть мне в лицо.
(Твое имя) ничего не ответила, смотря на него с примесью страха и не понимая. Если он хочет убить или ограбить ее, то уже бы давно так и сделал. Зачем он задает ей эти вопросы, к чему это странное любопытство.
- Не знаю, - обреченно произнесла (Твое имя), понимая, что незнакомец прав.- Но, единственное, что я знаю, так это, что я буду бороться до конца. Пусть я слабая и не мощная, но я буду бороться, буду биться!
Она решительно посмотрела на него, а ее глаза запылали ярким пламенем спокойствия и счастья. Он почувствовал странный трепет, окутавший его сердце, почувствовал, как мир начинает кружиться в причудливом вальсе. Было что-то манящее и волшебное в лице этой юной прелестницы, что так ничтожно смотрится со стороны в его сильных и властных руках. Ему захотелось, чтобы она говорила и говорила, неважно что, лишь бы слышать этот тихий голос. Ванитас не понимал, что с ним случилось, что это за чувство овеяло его, но оно ему нравилось. Нравилось, как и эта девушка, с которой он знаком всего каких-то пять минут.
- Что это за странное чувство у меня в груди? – начал он, - Что с моим сердцем, оно стучит так сильное. Еще, еще, я хочу увидеть другие стороны твоей души, ведь ты так прекрасна. Такая слабая, но решительная, такая ничтожная, но отчаянная. И знаешь, в этом и вся твоя прелесть – быть слабой телом, но сильной душой, и мне она очень нравится.
С этими словами, юноша приблизил свое лицо к (Твое имя), и, не обращая внимания на ее попытки оттолкнуть его, Ванитас нежно поцеловал свою незнакомку. Сначала он целовал ее нежно и осторожно, но затем поцелуй становился глубже, страстнее и требовательнее. Запутанная его речами и действиями, не шедшими в одну ногу со здравым смыслом, (Твое имя), окончательно потерялась. Однако, она заметила, что силы снова вернулись к ней, так как Ванитас убрал руку от ее щеки, и сейчас нагло обнимает ее за талию. Собрав воедино все свою отчаянность, она оттолкнула наглеца и побежала прочь, боясь оглянуться. А он остался сидеть на каменной почве и смотреть ей в след, победоносно смеясь.
Позже он снова встретился с (Твое имя). Как оказалось, она была знакомой Доминик де Сад, и более того, возлюбленной ее старшего брата Луи де Сада. Какая трогательная ирония судьбы! Ванитас был готов рассмеяться еще там, в поместье, где временно жила Доминик, услышав это скромное признание от наивного Ноя, тоже знакомого с девушкой. Но, разве он сам когда-нибудь нуждался в любви, разве ему нужны чьи-то чувства, признания и светящиеся любовью глаза? Нет, он ничего подобного не желал, и посему Ванитас был рад, узнав, что его новоявленная возлюбленная уже отдала свое сердце другому. Особенно, примечательное было то, что он еще был и покойник, умерший от проклятия вампира Голубой Луны.
(Твое имя) была с ним подчёркнуто вежливо, скромно улыбалась и смеялась над его шутками, радуясь, что он, как считала она, забыл про тот случай. Наивная. Как он может забыть их встречу, ставшею для него знаменем царицы – судьбы. Вскоре, заметив, что Ванитас не предпринимает никаких попыток дотронуться до нее, и – о боже, упаси! – поцеловать, как тогда, девушка повеселела и стала вести себя более открыто, чем хотела. А ведь он тоже привлекал ее, и ей, хотя (Твое имя) никогда в этом не призналась бы, нравились его глаза – такие светлые, как небо, правда в первую их встречу они показались ей черными, как два омута тьмы. Она часто расспрашивала юношу о его жизни, и тот, как ни странно, охотно делился с ней частичками своей истории. Он тоже много говорил ей о мире, рисуя для незнакомого с миром сознания, картины неизведанных ею стран, городов, деревень. Ванитас сам увлекался, становясь художником, на чьем холсте рисовались эпизоды собственных чувств и пережитых испытаний, только кода он сам вспоминал об этом, то ему становилось тошно и противно, а когда он говорил ей об этом, то тошнота проходила, а на душе становилось легко и ясно.
Он часто навещал Доми и (Твое имя). И всегда после этих дружеских и теплых вечеров, юноше становилось легко, словно с посещением белокаменного поместья все его страхи и недоверие к миру проходили, встретившись с взглядом двух теплых мягких огоньков – ее глаз. Решительно: она была нужна ему. Нужна, как воздух, как вода, как Библия верующему христианину, пусть он и не верил в Творца.
Однако сама девушка не верила ему. Да он был ей интересен, да он пылал индивидуальностью и особенностью в этом сером и однообразном мире, но все же порой эти горящие пламенем безумия глаза пугали ее. Их первая встреча сильно встревожила ее, а его быстротечное признание в любви, казалось (Твое имя) злобной шуткой. И посему, когда она вдруг вспомнила своего возлюбленного из прошлого Луи, ей стало так грустно, что она расплакалась, и в это время в ее комнату – без стука, разумеется, - вошел Ванитас. Увидев, что (Твое имя) плачет, привычная улыбка сошла с его губ. О н подскочил к ней, и, обняв, стал допытываться, что с ней. А она, внезапно, даже для самой себя, укусила его. Горячая и невероятно сладкая кровь обожгла ей горло. Ванитас к удивлению (Твое имя) не стал сопротивляться, наоборот, он подвинулся еще ближе, присев, чтобы ей было удобно. Сделав пару глоткой, девушка сама отстранила от себя юношу, и снова заплакала.
Ванитас сидел с ней рядом, затягивая рану. Он молчал и не пытался ее расспрашивать, за что она была ему рада. Наконец, юноша произнес:
- Ты все еще думаешь о нем, о Луи? – услышав это имя, (Твое имя) вздрогнула, а затем кивнула, ожидая гневной реплики со стороны юноши, но ее не было.
- Это хорошо – помнить тех, кто давно ушел. Ему было бы приятно, - он усмехнулся, думая о своем, а (Твое имя) непонимающе уставилась на него.
- Ты так добр ко мне, но почему, ведь тогда, если ты помнишь, я направила на тебя револьвер?
- Не заряженный? Разве это оружие? – Ванитас засмеялся, - твое оружие, это твое очарование, пред которым я не устоял. Даже сейчас не могу устоять.
Между ними затянулась пауза, которую прервала (Твое имя).
- Надо идти, - сказала она, и хотела было выйти, но Ванитас требовательно схватил ее за руку.
- Что бы ты знала, - он посмотрел на ее пугающе серьезным взглядом, его лицо было напряжено, не было даже усмешки, - я все равно буду любить тебя. Все равно буду, и даже то, что ты навеки отдала свое сердце другому, меня не волнует.
Он хотел было снова поцеловать ее, но тут в комнату забежал радостный Ной, который, гуляя с Доми, упросил ее купить ему тарт-татен. И сейчас милый вампир звал всех пить чай. Обрадовавшись такому случаю, (Твое имя) выскользнула из комнаты, однако Ванитас успел услышать:
- Если тебе так хочется, то люби меня.
«Милая (Твое имя), неважно любишь ли ты меня или нет, важно то, что я люблю тебя. Я буду любить тебя, твои нежные губы, твое прекрасное лицо, твое хрупкое тело, я буду все это любить. Даже, если ты мне не веришь, ни никогда не примешь мои чувства, моя любовь к тебе не угаснет»
Пнуть Кюхеля можно здесь­Темница рыжих ворон

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-218.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Трагедия любви (Сборник) Цинизм и своенравие Я встретил этот... llEvenll 10:01:19
­Тест: Трагедия любви (Сборник)
Цинизм и своенравие


­­
Я встретил этот прекрасный и дивный цветочек на одном из пикников, устроенном моим знакомым. Тогда я, гуляя по широкой поляне, накрытой одеялами, откровенно скучал. Пикник был самым банальным и не приметным. Дамы, - эти почтенные матроны, смотревшие на меня с презрением и непониманием – держали возле себя своих дочерей, точно добрые наседки своих нерадивых цыплят, готовых вот-вот оторваться от матери. Их дочери, весьма прелестные особы, бросавшие взгляды полного любопытства на людей, в частности, на мужчин – своих возможных кавалеров для танцев – жались к своим матерям, чинно опустив ручки, как и положено приличным и послушным дочерям своего семейства.
О, это замечательные юные грации! Одетые в пышные платья с оборками и маленькие атласовые туфельки, он неслышно скользили по паркету, бросая взгляды на молодых людей и на своих строгих родителей, что с некоторым осуждением провожали их, ни на минуту не оставляя без присмотра. Барышни были еще те прелестницы! Но все, как и одна, были воспитаны, как милые, скромные и глупенькие девицы, для которых мужчина – ореол заботы и надежности, и все что он скажет, считается точной правдой. Разумеется, многие действительно так считали, и потому вести с ними разговоры о жизни и – боже упаси! – и о политике, наблюдая, как эти ангелочки наивно хлопая глазками лишь поддакивают, при этом, даже не понимая, суть самого разговора. Какая все же скука!
Я продолжал разгуливать по поляне, аккуратно перешагивая через одеяла и простыни, постеленные неугомонным юным поколениям, что предпочли вместо тени высокого фасадного здания уединение друг с другом на заливном солнце. Держа в одной руке бокал с вином, разлитым чей-то щедрой рукой, я опустился было под низким деревом с пышной кроной, и, тем самым, надеясь наконец избавиться от общества своего знакомого, который решил, видимо, не оставлять своего неожиданно приехавшего гостя ни на минуту. И я его понимал. Моя история, вернее, та часть слухов, что составила мне известную репутацию распутника и контрабандиста, оставляла желать лучшего. И посему, любой почтенный джентльмен, знавший или слышавший про мою репутацию, смотрел на меня, как на неприятеля.
Сев под деревом, я, было прикрыл глаза, и уже хотел спокойно вздохнуть, как услышал разговор. Весьма громкий, надо сказать, разговор, что велся на повышенных тонах. Видимо, его обладатели уже были готовы на драку, если судить по тому, что я слышал.
- Вы лицемер и убийца! – кричал разгневанный женский голос. Он был тонок и нежен, и я предположил, что кричит девушка. Второй голос принадлежал мужчине, еще не старому, но уже в летах. Выглянув из кроны, я оказался свидетелем такой картины: девушка, весьма разгневанная и растрепанная, неприлично указывая пальцем, на высокого мужчину в светлом пиджаке, кричала на него.
- Лицемер! – при этом она топнула ногой, а мужчина покраснел от злости. Вскоре, подошли и другие люди, и тогда выяснилось вот что. Мужчина, почтенный лорд, немного выпил, и начал было приставать, то есть не приставать, а, как выражаются скромные интеллигенты, проявлять насильственные действия неприличного характера, и, - какой ужас! – к служанке молодой мисс. Служанка тот час поспешила рассказать все хозяйке, и разгневанная мисс поспешила было поучать выпившего лорда. Но он, вместо того чтобы выслушать ее, расхохотался и стал применять к ней рукоприкладство, после чего девушка ударила его по щеке и, будучи ошарашенной подобной ситуации, начала применять голос, вызывая в своей памяти самые ужасные, по ее мнению, слова. Признаться честно, я тогда здорово смеялся, и никто, благодаря темной листве кроны дерева, под которой я лежал, и это конфузное происшествие весьма меня позабавило. Внимательно приглядевшись к юной мисс, что одним своим гневным выкриком смогла, как рассеять мою скуку, так и указать выпившему лорду его место, хорошенько унизив его, я взял ее, как говорится, на заметку.
Вечером, после дневного конфуза, гости были явно смущены и держались строго и чопорно. Мне было жаль хозяина сея торжества, он так мучился, готовясь ко всему, а тут. Не была смущена лишь виновница сея происшествия. (Твое имя) именно так ее и звали. Чудесное имя, которое так идет его носительнице. Когда прозвучали первые аккорды фортепьяно, и мы музыканты стали рассаживаться по своим местам, сдержанность и холодность уступили свое место веселью. Юные дамы, подхваченные под руки своими кавалерами, отправились танцевать. Широко вздымая полы юбок, шурша кринолинами, и перебирая ножками, они выглядели заманчиво и прелестно. Танцевали практически все, кроме юной мисс (Твое имя). Я был уверен, что пригласить ее очень даже хотели, но своенравная девица всем отказала, и посему я направился к ней. Заметив меня возле фигуры своей дочери, ее маменька стала осторожно подбираться к нам, дабы избежать еще каких-либо конфузов. Я сдержанно ей усмехнулся, а затем обратился к (Твое имя)
- Мисс (Твое имя), не хотите ли скрасить этот вечер одному старому и уставшему от скуки джентльмену своим согласием на танец?
Она подняла свою голову, смотря прямо в мои глаза. Минуту мы стояли, прожигая друга друга, затем юная мисс произнесла:
- Отчего же, я согласна. – Она подобрала полы юбок и расправила их, - но я не согласна с тем, что вы стар, ведь выглядите весьма молодо и прилично, раз можете танцевать.
Я усмехнулся. Ни одна другая барышня не посмела сказать подобное, а она. При ее милой внешности с стройной фигурки она, казалось бы, не должна была и взгляда поднять , не то что говорить такие смелые речи незнакомому мужчине.
- Если вы знаете мое имя, это не значит, что я знаю ваше, поэтому представьтесь. – Требовательно произнесла моя мисс, и я произнес, шепнув ей прямо в ухо, из-за чего она покраснела:
- Ретт Баттлер, если вам так угодно.
Услышав мое имя, она улыбнулась и слегка пожала мне руку, в знак нашего знакомства. Такого действия с его стороны я точно не ожидал. Сжав в руках этот трепетный девичий стан, я закружил ее в танце. Она была точно нимфа – передвигалась так быстро и легко, так трепетно и нежно. Я был почти влюблен в нее, если это чувство все еще было подвластно моей испорченной душе.
После окончания пикника, я подошел к двуколке, на которой приехала (Твое имя) вместе с матерью, и перед тем, как подошла ее родительница, успел шепнуть моей мисс (я по праву считаю ее «моей»):
- Ожидайте в гости, - и прежде чем она что-либо мне ответила, я подмигнул ей и ушел.
На следующий день я, как и обещал, посетил ее. Семья моей мисс приняла меня гостеприимно, видимо, слухи о распутности еще не дошли до них. Сама (Твое имя) вела себя скромно и вежливо со мной, и вскоре я убедился, что она не так проста, как кажется.
(Твое имя) была мученицей, каждый раз она совершала самопожертвование, возлагая на алтарь судьбы свою репутацию. И посему все соседские графства считали ее своенравной и нахальной девицей без всяких манер и приличий. А она не обращала на это внимание. (Твое имя) защищала служанок и животных, не давала в обиду слабых и бедных, она отдавала собственные деньги и таскала еду с обеда ради голодных нищих, оставшихся без жилья. И стоило мне только понять это, и выразить свое признание и восхищение, как она резко покраснела и заявила, что я не прав. Она не хотела, чтобы кто-то видел и замечал это, предпочитая восхищению окружающих счастье бедных.
Я чувствовал, что эта милая и упрямая мисс уже завладела моим сердцем. Какое приятное ощущение я испытывал, когда ее щеки наливались сочной краской, глаза блестели от радости, а губы трепетно дрожали. И одним теплым летним вечером, сидя перед верандой ее дома, на одеяле, что вынесла (Твое имя) я и сделал ей свое признание. Тогда она была не внимательна, и отвечала мне рассеяно, и посему я, воспользовавшись этим, поцеловал ее. Мои разгоряченные волнением губы накрыли ее мягкие и нежные, точно лепестки магнолии, уста. Руки осторожно обняли ее хрупкую фигуру, прижимая к себе. Я чувствовал, как краснеют ее щеки, как горит от смущения лицо, и тут… Резкая пощечина с ее стороны была для меня большим удивлением и разочарованием.
- Да вы…Да как вы! – возмущенно закричала она, и вскакивая одеяла, убежала прочь. Однако красные щеки (Твое имя) и покусанные мною губы говорили мне больше, нежели слова, что она произнесла. Усмехнулся, а затем поднялся и направился в сторону кабинета ее отца.
"Милая моя (Твое имя), не бойся моих чувств и не пугайся своих. Я обещаю, что жизнь со мной станет для тебя сказкой, которая никогда не будет иметь конца. Я сделаю все, чтобы эти лепестки магнолии больше никто не целовал, кроме меня. Обещаю."
Пнуть Кюхеля можно здесь­Темница рыжих ворон

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-218.html
Прoкoммeнтировaть
пятница, 2 июня 2017 г.
Тест: Don't be afraid of their... llEvenll 19:53:23
­Тест: Don't be afraid of their feelings/Не бойся своих чувств (Сборник)
Книга и чувства


(Примечание: здесь вам 10-12 лет)

­­
- Ты снова пришла, - произносит устало темноволосый юноша, смотря на тебя через книгу. Его желтые, горящие в полутьме библиотеки, глаза были похожи на волчьи, да и смотрели они, как волк: недобро и угрюмо.
- Ты не рад? – спрашиваешь ты, поправляя подол платья, голос дрожал, а щеки предательски покраснели. Луи, должно быть, заметил это, но юноша ничего не произнес.
- Садись, - повелительным тоном только и сказал он, указывая тебе на соседний стул. Молча и беспрекословно подчиняешься ему, садясь на предложенное место. Луи наблюдал за тобой, янтарный блеск его глаз, столь внимательно следивший за каждым твоим движением пугал и смущал одновременно. И зачем ты, спрашивается, снова пришла сюда? Ведь юноша, кажется, дал понять тебе, что тебе здесь нечего делать. Особенно, после того, как раскрылась ужасная правда, что он вампир, монстр, который желает испить твоей крови.
- Что ты будешь делать? – Луи подпирает щеку рукой, смотря на тебя. Признаться, твое поведение его только забавляет. Ты бросаешь взгляд на стопку книг, окружавших его. Он, как обычно, только и делает, что читает, читает и читает, словно больше радостей, кроме чтенья, для него нет.
- Я не знаю, - честно отвечаешь ты, пожимая плечами. Действительно, зачем ты приходишь сюда, если не знаешь чем занять себя? Зачем, спрашивается, наведываешься именно в эту комнату, зная, что ее обитатель не человек, который, кажется, не рад видеть тебя.
-Тогда вот, - Луи бросает тебе на колени маленькую книжку. Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц» гласило на светлой, гладкой обложке. Добрая, детская сказка о жизни, любви и дружбе, очень странно, что такой серьезный мальчик, как Луи, читает такие книги. Однако ты предпочла оставить свое удивление при себе, и не спрашивать его, а то вдруг он рассердится.
Так вы и сидели, каждый на своем стуле, каждый со своей книгой. Читая, ты иногда, стараясь быть незамеченной, смотрела на Луи. Бледная, ровная кожа слабо светилась под лучами солнца, проникающего сквозь прозрачное стекло огромного и единственного окна, темные волосы приятно констатируют с его умным и отрешенным лицом, а желтые глаза горят мягким, погруженным в чтение, огнем. Ни одной мысли, ни одного движения, он был похож на красивую статую, поглощающую великие знания.
- И долго ты будешь прожигать меня взглядом? – его голос звучит отрешенно и холодно, словно ему все равно, однако глаза – эти маленькие желтые огоньки – смотрят почти с гневом.
- Извини, - ты отворачиваешься, всем своим видом показывая ему, что он тебя не интересуют. Как же хорошо, что Луи не умеет читать мысли! (Или умеет, но скрывает). Ведь, если бы он скинул бы свою маску холодности и равнодушия, если бы он просто коснулся твоей руки и улыбнулся мягкой, ироничной улыбкой, которая довольно часто возникает на этих тонких устах, когда он разговаривал с Ноем, то он бы понял, что ты испытываешь к нему и с какими чувствами приходишь сюда каждый день, несмотря на то, что ты боишься до ужаса вампиров и его дедушку. Он нравился тебе, нравился своей внешностью, своим умом и отрешенностью, и даже то, что он вампир, жаждущий крови, не заставило потухнуть стойкое и горящее, точно пламя, чувство в твоем маленьком сердце. Если бы Луи знал…
Нет, ты покачала головой, выбрасывая эти мысли из своей головы. Нет. Если он узнает, то будет издеваться или презирать тебя, или же просто избегать, а это и вовсе и не лучше ваших и без того странных, непонятных тебе, отношений. Ты снова украдкой смотришь на Луи, и тут, он поворачивает голову, и ваши взгляды пересекаются, точно две стрелы. Краснеешь и смотришь в книгу, а Луи, тяжело вздыхая, поднимается со своего места и, быстро преодолевая препятствие виде стола, заваленного печатными изданиями, становится возле тебя.
- Что же с тобой не так?- он поворачивает головой из стороны в сторону, сверля любопытствующим взглядом твое лицо. От такого странного и неожиданного внимания, ты снова краснеешь, не зная, что тебе делать. Вот, если бы Ной был бы здесь, то он бы развеял эту мрачную, накаленную атмосферу.
Луи ухмыляется, замечая твое настроение. Медленно и осторожно, его тонкие пальцы прикасаются к твоей щеке, проведя по ней. Затем, он касается твои губ, поглаживая их большим пальцем, и щипает тебя за щеку, оттягивая ее.
- Мне больно! Пусти! – раздраженно и обиженно восклицаешь ты, убирая его руку со своего лица, но он словно не слышит твоих просьб. Его руки снова касаются щек, носа, лба. Он хватает твою кисть, и дергает за край твоей рубашки, оттягивая его в сторону и обнажая небольшую, недавно зажившую рану.
- Как же так, не хорошо ты поранилась. – Он цокает языком, а его пальцы больно поглаживает рану, раскрывая ее. Пытаешься дернуться, но старший де Сад не выпускает твою руку, продолжая свое дело. И вот по тонкой девичьей коже течет кровь, тонкие алые струйки капают на пол большими безобразными пятнами. Луи наклоняется к ране, и целует это место, его бледные губы становятся красными. Смотришь, еле дыша, как он облизывает и целует кровавую полоску, и вот, ты едва подавляешь испуганный крик, когда его клыки прикусывает рану, глотая кровь.
- Луи, - жалобно просишь ты, - мне больно.
- Не бойся, (Твое имя), сейчас будет приятно, - он мягко и нежно улыбается, наслаждаясь вкусом и ароматом твоей крови. Его удивляет то, что ты не сопротивляешься, словно, соглашаясь с его действиями, а твои красные, точно наливные бока яблок, щеки заставляют трепетать сердце юного вампира. Он снова кусает, и на этот раз становится даже приятно, а когда его теплые губы накрывают место укуса, сердце в твоей груди, готово было выпрыгнуть наружу, прямо в руки к хитрому мальчишке.
Он снова то кусает, то целует рану, продолжая наслаждаться чувствами, ранее не известными ему, и то вовсе не жажда и не вампирское эго. Это нежное, сладкое трепещущее чувство, которое толкает юного де Сада на безрассудные поступки. Отпустив твою руку, он прижимается головой к твоей груди, слушая, как бешено, стучит девичье сердце. И этот звук ему нравится.
- Сегодня чудесная погода. Давай прогуляемся, - он протягивает тебе руку, весело улыбаясь, и ты, забыв обо всем, принимаешь его помощь.

­­
Пнуть Кюхеля можно здесь -_- ­Темница рыжих ворон

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-298.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Don't be afraid of their feelings/Не бойся своих чувств... llEvenll 19:53:03
­Тест: Don't be afraid of their feelings/Не бойся своих чувств (Сборник)
Серебро его волос


­­
- Зеро, что с тобой? – спросила ты, касаясь лба юноши. Кирию молчит, хрипло дыша. Его глаза прикрыты, руки, царапая кожу, сжимают тебя. Наконец, он приходит в себя, и увидев тебя рядом с собой, юноша резко отталкивает твою особу.
- Не подходи ко мне! – кричит он, - не подходи, прошу!
Ты, ничего не понимая, молча стоишь, ожидая, когда юноша переведет дыхание и успокоится. Однако он стоит, испепеляя тебя взглядом так, будто ты его ненавистный враг.
- Зеро, - начинаешь ты, делая один осторожный шаг к юноше, но он опять начинает кричать на тебя, а затем, не выдержав, уходит, громко хлопая дверью. Стоишь, глядя ему в след. Что же, это не первый приступ Зеро и явно не последний, он довольно часто начинает хрипеть, словно задыхается, глаза лихорадочно блестят. У него очередной приступ жажды, которую можно утолить лишь алой жидкостью, текущей в твоих венах. То, что Зеро – вампир, тебе, как дочери главного охотника на вампиров, было ясно. Когда юноша начинал сходить с ума, мучаясь от жажды, ты всегда была рядом с ним, успокаивая его. И если первоначально это помогало, то потом, становилось только хуже. А когда Зеро увидел, как ты поранилась, и как темно-алая кровь стекала по твоим пальцам, то теперь юноша старательно избегает тебя. Запах твоей крови слишком хорошо запомнился ему.
- Зеро, где же ты? – спрашиваешь ты, ища своего друга. Не смотря на тот страх и отвращение, что тебе внушал в детстве твой родитель, ты не боялась и, тем более, не презирала Зеро. Скорее, твоя ненависть была обращена к той, кто и превратил несчастного Кирию в монстра, но сама ты никогда эту тему не поднимала и не говорила об этом с юношей.
- Зеееро? – снова вопрошаешь ты, заглядывая за каждое дерево, растущее в саду, перед общежитием. И куда же юноша опять убежал? Мучимая разными догадками, и боясь, как бы он в таком состоянии не встретился бы с Ночным Классом или, что еще ужаснее, с человеком, ты обежала весь сад, все общежитие, но юноши нигде не было. Устав от такой бездумной погони, ты решилась пойти на озеро – твое любимое место. Раньше, когда Зеро не пробудился, как вампир, вы с ним часто сидели там, наблюдая, как ломается на части отражение бледной красавицы, Луны, стоило вам запустить в нее камень. Тогда вы могли спокойно разговаривать, смеяться, беззаботно мечтая о новом дне. Раньше…
От старых воспоминаний сердце неприятно съежилось, а боль и отчаяние сковали легкие, мешая дышать. Слезы грусти и обиды прозрачной пеленой застелили глаза, и посему, ты не сразу увидела высокую и темную фигуру, стоявшую по пояс в воде.
- Зеро! – воскликнула ты, а юноша обернулся. Боль и жажда, видимо, отступили, потому что лицо его было спокойным, а взгляд безмятежным, как и раньше. Сегодня луна была полной и необыкновенно яркой, и посему ты видела Зеро. Его бледная кожа слабо блестела под лучами ночного ока, глаза – темные фиониты – смотрели вдаль, а серебро его волос белым пятном отразилось на темной глади черного озера. Ты долго смотрела на него, не решаясь приблизиться, и он, повернувшись к тебе, медленно кивнул.
- Все в порядке? – ты дотронулась до его макушки, взъерошив серебряные пряди, как часто делала это в детстве. Зеро пожал плечами, он не был настроен на разговоры. Отойдя подальше от тебя, он нырнул вглубь озера, и на секунду исчез, погруженный в черное, непрозрачное марево. А затем снова вынырнул, и долго стоял, словно греясь под призрачными лучами луны.
- Не подходи близко, - произнес юноша, - я все еще не в себе. Знаешь, а в последнее время приступы усилились, я еле сдержался.
- Ты должен вовремя принимать таблетки, которые тебе дал директор, - поучительным тоном ответила ты, доставая из кармана юбки маленькую пачку кровавых таблеток. Зеро сморщился, увидев их.
- Можешь выбросить это, - холодно произнес он, смотря с ненавистью на белый квадратик в твоих руках. – Я это принимать не буду.
- Тогда тебе придется выпить крови, или ты сойдешь с ума!
- Еще чего придумала! Уж не своей ли крови ты предлагаешь мне выпить!

- Даже если так! – запальчиво воскликнула ты, а затем произнесла уже тихим, жалостливым тоном, - пожалуйста, Зеро, не упрямься. Ты ведь не ребенок, тебе нужны эти таблетки, но раз ты не хочешь их принимать…
С этими словами, ты выхватила гвоздь, что валялся в траве, перед твоими ногами, и, не дожидаясь ответа юноши, провела острым кончиком по нежной коже, на которой мигом образовался красный след.
- Что ты наделала?! – закричал юный вампир, выходя из озера. – Ты с ума сошла!
Капли воды стекали по бледному, накаченному долгими и упорными тренировками, телу, не говоря о мокрых, прилипших к коже, штанах. Ты прикусила губу, ожидая, что юноша снова начнет кричать, однако он не смог вымолвить и слова, будучи заворожённым видом твоей крови. Тихая, полнолунная ночь, прерываемая трелью кузнечиков и уханьем сов, ночная, блестящая гладь озера, легкое дуновение ветра, принесшего запахи крови. Зеро тяжело вздохнул, понимая, что другого выхода нет.
Он подошел к тебе, и, схватив за кисть, притянул к себе. Его язык медленно прошелся по открытой ране, а затем острые клыки вонзились в кожу. Ты ничего не произнесла, терпеливо сдерживая стоны боли. В конце концов, это не первый случай, когда его чудовищные клыки прорезали кожу, жадно глотая ее. Это был ваш с ним маленький секрет, который вы успешно скрывали ото всех, даже от внимательного и прозорливого директора.
- Тебе не надо бояться и злиться, если ты хочешь пить, то я всегда поделюсь с тобой, - ты улыбаешься, когда юноша, в порыве экстаза, получаемого от твоей крови, прижимает тебя сильнее к себе, обнимая за талию.
- Не говори такие ужасные вещи таким беззаботным тоном, - сердито произносит он, отрываясь от раны, - мне хватило.
Впервые щеки Зеро чуть порозовели, а взгляд стал смущенным. Он был и рад и зол одновременно. Рад, что был рядом с тобой в такой опасной, как считал он, близости, и зол, что снова не сдержался, причинив тебе боль.
- Зеро, пожалуйста, не вини себя, ты должен просить о помощи меня! – ты обнимаешь юношу, прижимаясь к нему всем телом. Чувствуешь, каким внимательным взглядом тебя прожигают два огонька фионитов. Зеро обнимает тебя в ответ, прижимаясь носом в твою макушку. Теперь, когда его жажда ослабла, он чувствовал, как тихо трепещет твое сердце, как горят твои щеки, и сейчас ему хотелось, чтобы ты была только счастлива. Он уткнулся носом в твою шею. На какую-то доли секунды его зубы снова кусают тебя, а затем, словно заглаживая свою вину, он целует это место. Руки продолжают обнимать твое тело, руки нежно гладят по спине.
- Я знаю, что ты рядом. Я тоже люблю тебя, - произносит Зеро, прежде чем его губы мягко коснутся твоих трепещущих от ожидания уст, образуя поцелуй.

­­
Пнуть Кюхеля можно здесь -_- ­Темница рыжих ворон

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-298.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Don't be afraid of their... llEvenll 19:52:37
­Тест: Don't be afraid of their feelings/Не бойся своих чувств (Сборник)
Свет ее улыбки


­­
С тех самых пор, как ты появилась во владениях Академии, я потерял покой. С тех самых пор, я позабыл о том, что значит сон. Ты стала моей отрадой, моим маленьким лучиком надежды, разогнавшим всю тьму из Академии и моего холодного, давно забывшего любовь, сердца. Стоит только моему взору встретиться со своим, то я начинаю чувствовать странное, доселе незнакомое и неизведанное мною чувство. Кто же ты, (Твое имя)?
Я встретил тебя первый раз в саду. Мягкие лучи вечернего солнца нежно-желтой пеленой обнимали мир, словно прощаясь с ним. Капли недавно шедшего дождя блестели, играя радужными бликами. Ты сидела, опираясь спиной об толстый ствол старого многолетнего дуба, с темной корой и практически черными листьями. Помнится, я и сам, когда был здесь первый раз, тоже сидел пол этим дубом, наслаждаясь его прохладой и тишиной.
Ты спала, это я понял сразу, поскольку веки твои были прикрыты, а дыхание спокойное и ровное. Я подошел к тебе, желая разбудить и отправить обратно в Дневной Класс. Спать в таких небезопасных местах, как этот сад, было запрещено, но ты, видно, не знала об этом. Тогда и произошел наш с тобой первый разговор, изменивший меня.
- Канаме-сан, - сонно произнесла ты, потирая глаза, - что вы здесь делаете?
- Это я должен спрашивать у тебя. – Я мягко улыбнулся, заметив тень тревоги на твоем лице. – Спать в таких местах не безопасно, пожалуйста, вернись в свое общежитие, и постарайся не гулять в ночное время одна.
Ты медленно кивнула, однако я видел, как ты упрямо сжала губы. Ты была согласна со мной уже тогда. Уже тогда ты проявила свой характер, показывая мне, что ты не безвольная кукла, которой можно помыкать и не глупая пустышка, ты всегда была, что говорится «себе на уме».
Наверно этим ты меня и привлекала. Сжав упрямо губы, ты кивнула и направилась в сторону общежития, зная, что я внимательно смотрю тебе в след. Однако стоило мне только на секунду прервать свою наблюдение, как ты – маленькая хулиганка – тот час свернула с намеченного пути, идя вглубь небольшого леса, растущего недалеко от Академии.
Какая проблемная девушка, - подумал я тогда, и мне ничего не оставалась, как последовать за тобой, чтобы потом лично относить упрямицу в общежитие на руках.
С того момента прошло несколько дней, я не забыл тебя, а запах твоей сладкой, нежной кожи, к которой я притронулся, когда нес тебя, оставил свой незабываемый отпечаток. Мне казалось, что даже мой пиджак пах тобой, и это, признаться, радовало меня. Не заметно для всех я стал следить за тобой, присматривать, помогать. Ты была очень своенравной и упрямой – это я заметил еще сразу, ты была милой и нежной, доброй и отзывчивой. Твоя широкая, сияющая, точно дневная звезда, улыбка привлекала многих, и меня в том числе. С кем только ты не разговаривала, каждый чувствовал себя ободренным и счастливым, и все благодаря тебе, твоей цветущей всеми цветами радуги улыбки и, разумеется, глазам – добрым и безмятежным.
Как же так получилось? Кто же ты (Твое имя)? Как ты смогла вытеснить из моего сердца мрак и заполнить его своим теплом? Ты превратила меня в безумца…
Каждый день я наблюдал за тобой, скрываясь в тени, видел, с кем ты общалась, с кем разговаривала и кому дарила свою улыбку. И когда кто-то подходил к тебе, мне становилось неприятно, больно и противно. Я был готов порвать на части каждого самонадеянного глупца, который решился поздороваться с тобой. А когда наступил День Валентина, то я и во все был сам не свой, и это заметили все. Помню, тогда я так разозлился, увидев, что один глупец желает подарить тебе шоколад и признаться в любви, что чуть не убил его. Но Такуми, вовремя остановивший меня, то юнец был жестоко растерзан.
Я схожу с ума, определенно. Когда ты порезалась, и твоя горячая алая кровь оросила листья, а ветер разнес его чудесный запах, мне показалось, что я обжег свои легкие. Никогда еще я не испы